“Пидозры” судьям и одежда для Венедиктовой. Почему НАБУ и Офис генпрокурора атаковали ключевой суд Киева

Появляются новые подробности “второго сезона” операции НАБУ в кооперации с Офисом генпрокурора против главы Окружного админсуда Киева Павла Вовка, ряда судей этого же суда включая зама Евгения Аблова и главы Государственной судебной администрации Зиновия Холоднюка.

Основанием для проведения новых обысков в ОАСК послужила, как и в прошлом году, стала “ухвала” провинциального суда – во время прошлогодних обысков “добро” на обыски выдал Черниговский суд,  нынешний обыск разрешил следственный судья Кировоградщины.

Чтобы усилить эффект от нового процессуального наступления на судей, ОАСК в НАБУ сняли целый фильм с выжимками бесед людей, которые титрованы как глава ОАСК Павел Вовк, судьи из его суда и другие участники.

Любопытно, что это примерно те же материалы, на основании которых против Вовка и Ко вели дело в прошлом году (затем оно развалилось без каких-либо последствий для самих судей).

Но если во время первой атаки на суд в прошлом году глава НАБУ Артем Сытник и тогдашний глава Управления спецрасследований ГПУ Сергей Горбатюк заявляли, что судей подозревают в вынесении заведомо неправосудных решений и незаконном обогащении (обе статьи на данный момент несостоятельны так как признаны Конституционным судом не отвечающими требованиям Конституции), то сейчас Вовку и Ко вменяют и вовсе попытку захвата судебной ветви власти путем создания преступной организации с использованием коррумпированных связей в высших эшелонах власти и госорганах.

Захват власти Вовк планировал, по мнению следствия, путем подачи в свой же суд от подставных адвокатов и общественных организаций исков по интересующим его и окружение вопросам, и молниеносное принятие решения по ним.

Также НАБУ заподозрило главу ОАСК в махинациях с облигациями госзайма на сумму порядка 5 млн грн. Ну и шикарную жизнь судье тоже вспомнили – дескать 30 раз за 5 лет сьездил за границу, на одни Мальдивские острова катался несколько раз и даже чартерами пользовался.

При этом помимо судей подозрения получили и известные адвокаты, которые подавали иски.

К примеру, Ростислав Кравец получил подозрение в участии в этом “заговоре”.

“Первое, что удивило, как активист Маселко за час до вручения мне подозрения узнал об этой процедуре. Я уже неоднократно говорил, что, по моему мнению, НАБУ и активисты получают оплату за свою работу из одного кармана. И вот очередное подтверждение.

И так, для информации, меня обвиняют в участии, в преступной группе, в деле Майдана, по захвату государственной власти (не совсем понятно, какой именно власти) путем вмешательства в деятельность ВККСУ. Понимаю, что сложить все вместе это тяжело и именно так оно и выглядит.

Вмешательство и захват власти, по мнению следователей, детективов, прокуроров произошел путем подачи иска в интересах клиента.

Прочитав этот фантастический роман, подкрадывается мысль о том, что в этой схеме принимал участие и Зеленский, ликвидировавший ВККСУ и завершивший преступный сговор.

Судя по этому делу, по моему мнению, сегодняшние события подтверждают и факт полного внешнего управления ВККСУ, создававшего, якобы независимый судебный корпус в Украине.

Многие уже убедились и даже неоднократно доказано судом о незаконности решений ВККСУ. Сейчас же, некоторые судьи ВС-КАС и Большой палаты Верховного суда (без Украины) делают все возможное, чтобы ситуация не набрала оборотов и незаконно, на мой взгляд, закрывают производства против ВККСУ, хотя ранее эти иски удовлетворяли.

В удивительное время мы живем. Лично могу сказать, я делал и буду делать все от меня возможное, чтобы Украина была независимой, сильной и самостоятельной страной. За нашу и Вашу свободу”, – прокомментировал в facebook свое подозрение Ростислав Кравец.

По мнению практикующих юристов и экспертов в области юриспруденциии, фильм, снятый НАБУ, интересен, в основном, как художественное произведение.

Однако, если смотреть на него как на доказательную базу, то есть ряд принципиальных профессиональных вопросов по процедуре легализации обысков и проведения “негласок” по судьям ОАСК,  которые рано или поздно выплывут и могут похоронить дело, как выражаются юристы, “под плодами отравленного дерева” (то есть путем признания недопустимыми доказательств и производных, полученных с нарушениями УПК).

Во-первых по действующему УПК, обыск можно проводить только на основании определения следственного судьи местного суда, в пределах территориальной юрисдикции которого находится орган досудебного расследования. Для НАБУ это Соломенский райсуд Киева, для СБУ – Шевченковский райсуд Киева, для  Офиса генпрокурора – Печерский.

Но никак не райсуд в Кировоградской области. Такое же процессуальное нарушение было допущено и в прошлом году, когда обыск в ОАСК проводили на основании “ухвалы” Деснянского райсуда Чернигова.

Во-вторых, если допустить что разговоры участников действительно подлинные и голоса принадлежат тем фигурантам, о которых говорит НАБУ, то из их контекста также не особо следуют какие-то процессуальные выводы. То есть в разговорах слышно что голоса, которые приписывают судьям, общаются на вольные темы, подсмеиваются над политиками, обсуждают в шуточном тоне, что может быть кинуть “обеспечку” на границу и не выпускать чиновников бывшей власти времен Порошенко за рубеж, иногда проскакивает матерщина.

Однако есть ли доказательства реальных шагов, сделанных в этом направлении – давление на судей или договорняки с госчиновниками исполнительной власти – большой вопрос.

А тем более после признания неконституционной ст.375 УК Украины, которая предусматривала уголовную ответственность за вынесение заведомо неправосудных решений, вся эта “музыка” может закончиться пшиком.

В-третьих, само по себе обнародование органом досудебного расследования записей разговоров фигурантов уголовного производства, где идет речь не только о работе, но и о личной жизни до направления дела в суд, согласно практике Европейского суда по правам человека является категорически недопустимой.

К примеру, в решении ЕСПЧ в деле “Апосту против Румынии” (Apostu v. Romania, 22765/12, 3 февраля 2015 года) суд указал следующее:

“Суд напоминает, что по своей природе процедура телефонного прослушивания подлежит очень строгому судебному контролю, и поэтому логично, что результаты такой операции не должны быть обнародованы без столь же тщательного судебного разбирательства. Следует отметить, что доступ к информации из материалов уголовного дела не является неограниченным или дискреционным, даже если дело было подано в суд. Согласно действующим правилам доступ прессы к файлам, касающиеся процедуры подтверждения или предоставления разрешения на перехват и запись телефонных разговоров, ограничен”.

Уверен в провале дела судей ОАСК и известный юрист Андрей Портнов: “прочитал, что именно инкриминируют судьям Киевского административного суда. Абсолютная глупость с нулевой перспективой. Мой прогноз очень простой — действия НАБУ и прокурора Венедиктовой будут признаны незаконными и не пройдут через судебную систему и Высший совет правосудия.

Судей окружного суда пять-шесть месяцев потрясет и они снова приступят к работе, как это было после прошлой попытки беспрецедентного давления и фальсификации против них уголовных дел”.

Возникает логичный вопрос: почему по той же самой старой “прослушке” судьям ОАСК (которая уже стала базой для прошлогодних уголовных дел впоследствии развалившихся) предъявили новые подозрения в более тяжких преступлениях. И почему генпрокурор Ирина Венедиктова, еще недавно атаковавшая “из всех орудий” САП и НАБУ, решила им помочь и на подозрениях судьям появились подписи ее зама Андрея Любовича.

Разгадка может крыться в изменении взаимоотношений между главой НАБУ Артемом Сытником и главой Офиса генпрокурора Ириной Венедиктовой после задержания в июне одной из фигуранток дела о взятке в $6 миллионов для глав НАБУ и САП Елены Мазуровой.

Вчера “Страна” написала, что следствием была обнаружена связь между Еленой Мазуровой и генпрокурором Ириной Венедиктовой – они переписывались по телефону, а Мазурова покупала для Венедиктовой дорогую одежду.

После выхода нашей публикации НАБУ и САП поспешили заявить, что в материалах дела нет переписки Венедиктовой и Мазуровой (хотя “Страна” и не утверждала, что эта переписка была включена в материалы уголовного производства).

Но сегодня экс-нардеп Игорь Мосийчук несколько уточнил нашу вчерашнюю информацию. По его данным, в материалах дела по $6 миллионам действительно ничего нет о связях Венедиктовой и Мазуровой.

Однако это есть в материалах негласных следственных действий (НСРД), которые НАБУ и САП вели по Мазуровой. По данным Мосийчука, Венедиктова была “запеленгована” в двух эпизодах.

Во-первых, во время ее разговора с фигурантой передачи денег – Мазуровой относительно закрытия за вознаграждение некоего уголовного дела, связанного с Черниговым. Во-вторых, когда в офис к Мазуровой привезли дорогую брендовую одежду из магазина Санахант”, а потом туда приехала Венедиктова и отобрала себе вещи по низким ценам или вообще получив их в подарок.

%D0%91%D0%B5%D0%B7%D1%8B%D0%BC%D1%8F%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9(13)

Отметим, что оба эпизода, теоретически, могли бы стать поводом для начала расследования против Венедиктовой (коррупция и не декларирование подарков). Но, как видим, пока не стали.

Уточним, что эта информация официально не подтверждена и пока нельзя с уверенностью сказать насколько она соответствует действительности.

Но обращает на себя внимание то, что как раз после задержания Мазуровой как-то быстро прекратилась война между Венедиктовой и антикоррупционными органами.

И, более того, наблюдается очень плотное их взаимодействие, которое мы видим по делу о подозрениях судьям Окружного административного суда Киева (ОАСК). Как мы уже упоминали, подозрения судьям  выписал не профильный зам-глава САП Холодницкий, а заместитель генпрокурора Любович.

По данным “Страны”, Холодницкий ранее не торопился санкционировать действия против судей по этому сомнительному делу. И теперь НАБУ дождалось, когда он уйдет в отпуск и провело “пидозры” через Любовича.

Для чего идет атака на ОАСК понятно – НАБУ, а точнее те силы, которые им управляют, хотят получить свой контроль над этим ключевым судом, через который можно влиять на центральные органы власти в Украине (в ОАСК оспариваются их решения).

Для чего в этом процессе участвует генпрокурор Ирина Венедиктова – вопрос. Ответ на который, возможно, связан с историей с задержанием Мазуровой.

СТРАНА

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка