Медведчук пишем, Порошенко — в уме. Три версии атаки на лидера ОПЗЖ

Дело Медведчука запустит процесс передела его активов и подстегнет распад партии.

Главная политическая тема недели — генпрокурор Ирина Венедиктова подписала подозрение одному из главных оппонентов власти, главе политсовета партии ОПЗЖ Виктору Медведчуку и его коллеге, депутату Тарасу Козаку. Медведчуку вменяют ст. 111 “Госизмена” и ст. 348 “Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа или военного”. “Вести” выяснили, каковы перспективы у уголовных дел, и расписали три основных версии “атаки” на политика.

В чем обвиняют

Подозрение Виктору Медведчуку и Тарасу Козаку предъявили по трем эпизодам, объявив об этом громко — на брифинге Венедиктовой и главы СБУ Ивана Баканова. Первый касается передачи РФ документальной и материальной базы месторождения “Глыбоке” в Крыму — с 2012 года предприятие ООО “Новые проекты”, которое входило в орбиту бизнес-интересов политика, получило разрешение на использование этого месторождения на шельфе близ Керчи. Однако, как установило следствие, в 2015-м Медведчуку удалось перерегистрировать бизнес в Крыму на новое юрлицо — “Новые проекты РФ”. Обвинение тут касается “хищения национальных ресурсов”, ущерб оценивается в 38 млрд грн, а главное обвинение прозвучало из уст Баканова: “Медведчук легитимизировал оккупацию Крыма”.

Второй эпизод — о передаче секретных данных о расположении скрытого военного подразделения ВСУ, его личном составе, боевой подготовке.

Третий эпизод касается безопасности в информационной сфере: речь о подготовке фигурантами проекта “Промінь”, который предусматривал “создание инфраструктуры влияния” через украинских заробитчан в РФ. Им якобы должны были содействовать в выезде, чтобы после через них распространять пропагандистские мотивы по возвращении домой. Деталь: текст “проекта”, два листочка формата А4 с правками шариковой ручкой, показали журналистам — по словам Баканова, их делал лично Медведчук, “что и показала экспертиза”. Кстати, организация “Промінь” реально существует — на ее сайте указано, что она выдает гранты талантливым украинским выпускникам для обучения в университете ИTMO (Санкт-Петербург).

В тот же день СБУ провела обыски в доме Медведчука и еще на нескольких локациях в Киеве — в частности, в партийном офисе ОПЗЖ. Установить, где находится сам политик, не удалось — по данным СБУ, он въехал в Украину 8 мая и находится в стране. А его коллега Тарас Козак выехал из Украины. В среду Медведчук явился на допрос в ГПУ, и к моменту сдачи номера в печать следственные действия продолжались.

“Развалить дело легко”

Примечательно, что Медведчука/Козака вряд ли лишат и статуса депутатов на время расследования, ведь решения суда еще нет. “Сначала будет досудебное расследование, потом дело передадут в суд, и только в результате рассмотрения в суде и утверждения приговора суда может ставиться вопрос о снятии мандата (не стоит забывать и об апелляции)“, — говорит эксперт Харьковской правозащитной группы Александр Павличенко.

То есть в данный момент речь идет только о вручении подозрений. Их, по данным силовиков, уже “вручили”, отправив по месту жительства и работы. Однако аналогичные меры были приняты и в июне 2020-го в отношении Петра Порошенко — по делу о незаконном назначении на должность экс-замглавы СВР. Единственная разница в том, что Медведчуку инкриминируют “Госизмену”, что не предусматривает иной меры пресечения, кроме нахождения в СИЗО.

Объявление подозрений открывает ящик Пандоры, ведь теперь термин “госизмена” можно применить ко всем, кто получал в Крыму земельные с/х паи, — говорит “Вестям” адвокат Ростислав Кравец. — Именно так открытие “большого дела” Януковича открыло возможность аналогичных дел против любых последующих президентов“.

Адвокат считает, что дело могут эффективно “развалить” в суде — достаточно будет просто установить, законной ли была прослушка телефона Медведчука (дело, в рамках которого использовалась прослушка, открыли значительно позже, чем имел место разговор). Сам Баканов, впрочем, уверяет: прослушка была вполне законной.

Зато политику подпортят реноме — сейчас его вполне могут поместить под арест. “Заявляю, что я нахожусь в Украине и не собираюсь прятаться от правосудия. Я и дальше буду участвовать в законных следственных действиях“, — заявил Медведчук на партийном сайте.

Кстати, накануне брифинга генпрокурор Ирина Венедиктова написала пост в “Фейсбуке”, где шла речь именно о “покушении на преступление”, то есть об усеченном составе. Тут уголовная ответственность также наступает, но само преступление не было завершено, а были лишь попытки его совершить. Согласно УПК, Медведчуку грозит наказание от 10 до 15 лет за госизмену, если, конечно, в суде удастся доказать факт преступления. Но сама санкция может быть и ниже: юрист Анна Маляр поясняет, что закон разрешает назначать ее ниже нижней границы.

Как рыхлили почву

Примечательно, что накануне объявления подозрений была проведена подготовительная работа в виде наложения санкций, допросов и утечек в СМИ. После первого этапа — санкций против Тараса Козака с закрытием телеканалов 2 февраля — был второй санкционный удар против самого Виктора Медведчука, его супруги, телеведущей Оксаны Марченко, жены Козака и других связанных лиц за “финансирование терроризма”. Под этим предлогом заблокировали имущество политиков и арестовали нефтепродуктопровод “ПрикарпатЗападтранс”, который приписывают Медведчуку.

В марте оппозиционного политика допрашивали в СБУ: по некоторым данным, речь шла о слитых СМИ переговорах Медведчука с помощником президента РФ Владиславом Сурковым о поставках украинской электроэнергии в Крым и обмене пленными (на этих пленках упоминали, и весьма комплиментарно, Петра Порошенко).

В начале апреля нардеп от ЕС Алексей Гончаренко сообщал об открытии уголовного производства ГБР по депутатам от ОПЗЖ (Гончаренко связал его с интервью Медведчука российскому телеканалу RT). А за пару дней до нынешних обысков “24 канал”, подконтрольный мэру Львова Андрею Садовому, “слил” аудиозапись вероятной беседы Виктора Медведчука и Дениса Пушилина, тогда — представителя т. н. “ДНР” в Трехсторонней контактной группе, а ныне — ее “лидера”: на ней глава политсовета ОПЗЖ поздравляет визави “с двойным праздником — днем рождения и 9 Мая”, произносит фразу: “Об этой Победе будем хранить память вечно”, то есть говорит крамольные, с точки зрения нынешней украинской политики, вещи.

Разговор дискредитирующий, и, вероятно, пленки происходят из СБУ, которая документировала оппозиционера. “Целью этих “сливов” было подготовить общество к действиям власти против Медведчука, как и Порошенко, и оно к ним готово“, — считает политолог Руслан Бортник.

Все версии

У атаки на Медведчука есть свои бенефициары и далекоидущие последствия. Скорее всего, речь о комплексной задаче, то есть комбинации из нескольких “версий”. Мы же подаем их в чистом виде.

Версия первая: зачистка “бело-голубого” поля. Партия ОПЗЖ неоднородна и состоит из двух больших фракций: “Медведчуки” и “Газовики” (второй руководит экс-глава НАК “Нафтогаз” Юрий Бойко, а ее бенефициары — политик Сергей Левочкин, владелец “Интера”). События с 100% вероятностью приведут к трансформации внутри ОПЗЖ, снизив вес первой “фракции”.

Это невероятный подарок для группы Левочкина — Бойко, у которых появился шанс вытеснить группу Медведчука с партийной авансцены и подобрать местные партструктуры и партаппарат исключительно под себя“, — считает политтехнолог Олег Постернак.

Могут усилиться Нестор Шуфрич (политик входит в группу Медведчука. — Авт.) и Бойко, хотя еще остается вопрос, насколько проект вообще останется жизнеспособным“, — комментирует политолог Сергей Быков.

Не зря на фоне атаки на ОПЗЖ, нацеленной на избирателя юга/востока страны, появляются данные о создании партий с центристским (Дмитрий Разумков) и “левым” уклоном (партии “Порядок”, представленной мэром Покровска, и, вероятно, новым проектом Бориса Колесникова “Украина — наш дом”). Также есть данные о создании партийного проекта под условный “юго-восток” со стороны Банковой — в интервью “Вестям” депутат от “Слуги народа” Людмила Буймистер фактически подтвердила, что таковая будет создана, уточнив: ждет появления “на левом фланге партии, но не пророссийской” (по данным “Вестей”, созданием условного проекта “Наш Край 2.0” занимается глава партии “Слуга народа” Александр Корниенко). Все эти партии сразятся за электоральное “наследие” ОПЗЖ, а речь о примерно 2 млн избирателей по итогам выборов-2019.

Версия вторая: передел энергетической сферы. По данным Forbes, политик владеет состоянием в $260 млн, входит в топ‑20 олигархов страны (на 12-м месте). Медведчук и его супруга владеют 97 компаниями (44 — с “пропиской” на Кипре, 15 — украинских, 12 —в РФ, 11 — на Британских Виргинских Островах). Главный бизнес — добыча нефти (“НЗНП Трейд”), но, как говорят источники “Вестей”, это верхушка айсберга. Медведчуку приписывали как контроль над “ПрикарпатЗападтрансом”, так и над швейцарской корпорацией Proton Energy — была основным импортером сжиженного газа в Украину.

А большинство названных выше политпроектов входит в орбиту олигарха Рината Ахметова, естественного соперника условной “ФПГ, близкой к Медведчуку”. Примером такого передела можно назвать медиарынок: после того как были закрыты телеканалы Тараса Козака “112 Украина”, NewsOne и ZIK, их аудитория ушла отчасти на канал “Украина 24” Рината Ахметова, отчасти — на канал “НАШ” Евгения Мураева (по нашим данным, он финансировался в том числе бизнес-партнером Ахметова, Вадимом Новинским).

Разумеется, список тех, кто захочет получить доступ к бывшим активам Медведчука, будет шире, нежели один Ахметов. Поэтому в ОП решили “упаковать” историю в процесс деолигархизации, подать специальный закон и озвучить число из 13 олигархов“, — говорит наш собеседник, знакомый с процессом.

Неформальная часть Минских соглашений, частью которой было усиление (Медведчука — Авт.), давно обнулена, вот и следовало ждать дальнейших действий. Сейчас вопрос стоит о вытеснении Медведчука из украинской политики насовсем, — говорит “Вестям” политтехнолог Андрей Золотарев. — Вероятно также, что решено создать прецедент: сейчас “под раздачу” попал Медведчук, за ним — кто-нибудь еще“. Бизнес в Крыму, к слову, имеет и Дмитрий Фирташ — его “Крымский Титан” прошел перерегистрацию в 2015 году.

Версия третья: власть убивает “двух зайцев”. Получая благодаря атаке “выход” не только на своего главного соперника на “бело-голубом” поле, но и на Петра Порошенко (а президент рассчитывает сейчас именно на его избирателя). Пятого президента явно будут привязывать к делу Медведчука.

Намек на это прозвучал из уст советника главы ОП Михаила Подоляка. “Общество прекрасно понимает, что этот человек не мог организовывать свои “энергетические бизнесы” честно. Только политическая “крыша” в разных властях в течение многих лет помогала Медведчуку избегать внимания правоохранителей и прокуратуры“, — считает Подоляк.

Связку между политиками, очевидно, ищут: накануне майских выходных на заводе “Кузня на Рыбальском”, проданном Петром Порошенко своему бизнес-партнеру Сергею Тигипко за $235 млн, ГБР провело обыски. Также обыскивали корпорацию Порошенко “Богдан Моторс”, в обоих случаях по делу о закупках Минобороны.

У Петра Порошенко, видимо, понимая угрозу, попытались принять контрмеры: нардеп от ЕС Владимир Арьев опубликовал в “Фейсбуке” пост, из которого следует, что дело, по которому Ирина Венедиктова подписала Медведчуку подозрение, было открыто “при предыдущей власти в феврале 2019 года” (тогда речь шла также об уголовном производстве по возможной госизмене и сепаратизме). Впрочем, официально подтверждений тому пока нет.

На вопрос “Вестей” о том, будут ли представители прошлой власти фигурировать в деле, Иван Баканов ответил загадочно: “Это очень важный вопрос, на который мы дадим ответ чуть позже“.

ВЕСТИ

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка