Донести на босса и не лишиться работы. Как институт обличителей поможет в борьбе с коррупцией

Можно ли злоупотреблять механизмом защиты “стукачей” – мнения экспертов разделились.

На прошлой неделе Национальной агентство по предотвращению коррупции (НАПК) отрапортовало о победе в суде по нестандартному для него делу. Оно выступило на стороне обличителя, обвинившего руководство в коррупции.

За это сотрудника уволили, но он восстановился через суд, который также обязал выплатить ему более 65,8 тыс. грн “за вынужденный прогул”.

В НАПК отметили, что ведомство “впервые по собственной инициативе” выступило в судебной инстанции “как третье лицо на стороне изобличителя”. Однако не все юристы согласились с тем, что подобный механизм действенен.

Что не так в борьбе с коррупцией

Стукачи сообщают о нарушениях и преступлениях исключительно с выгодой для себя, убежден адвокат, партнер ЮФ “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец.

Он отметил, что несмотря на закон о борьбе с коррупцией вопрос о финансовом вознаграждении “сикофантов” (от греческого “доносчик, обличитель”) не решен до сих пор. Хотя для них есть и “другие приятные плюшки”.

Например, гарантия сохранения за ними рабочих мест, а также за их близкими родственниками, членами их семей, объяснил Ростислав Кравец.

По его словам, сообщение НАПК можно расценивать как признание в “давлении на суд”. Фактически это – признание в уголовно-наказуемых действиях, посетовал он.

Партнер юридической фирмы “Кравец и партнеры” выразил опасение, что большинство подобных доносов, “учитывая ситуацию в нашей стране”, будут вымышленными. Тем более с учетом того, что в законе не предусмотрена ответственность в случае сообщения доносчиками неправдивой информации.

“В случае, если информация не подтверждается, они (сикофанты) за это ответственности никакой не несут”.

Он в комментарии UBR.ua спрогнозировал рост злоупотреблений данной нормой закона. По его словам, работодатель может уволить сотрудника. Но последний сможет обратиться в суд и доказывать, что его уволили не за прогулы, невыполнение обязанностей или несоответствие должности, а – за борьбу с коррупцией.

Но изобличающая информация в дальнейшем может и не подтвердиться – это вполне реальный сценарий.

По его мнению, необходимо “убрать лишние полномочия у НАПК” – право вмешиваться в суды. Кроме этого, антикоррупционные расследования касаются, как правило, громких дел, там фигурируют крупные суммы денег. И если окажется, что провинившийся кого-то уволил, то нужно просто привлекать его к ответственности.

Но, убежден Ростислав Кравец, давать столь широкие права сикофантам – это нецелесообразно. Такой подход, подчеркнул он, неизбежно приведет к злоупотреблениям как со стороны антикоррупционных органов, так и со стороны обличителей.

Идеальной защиты – нет

Адвокат Виталий Собкович заявил в комментарии UBR.ua, что закон “не дает какой-то абсолютной защиты обличителю и членам его семьи в течение всей жизни”.

Если обличителя уволили из-за нарушения трудового законодательства, а не по надуманным причинам – то такие действия вполне обоснованы.

В противном случае нужно доказать, что увольнение произошло именно из-за обличительных действий. Даже если допустить, что кто-то попытается схитрить и оклеветать кого-то, то “так не получится”.

Защитный механизм действует только для реальных изобличителей и членов их семей. Если же кто-то что-то украл на работе и напишет заявление на своего руководителя с обвинениями, то так механизм не сработает, уверен он.

По поводу вознаграждений Виталий Собкович отметил, что иногда в законодательстве предусмотрены подобные пункты, но в бюджет не заложено соответствующее финансирование.

“Я, например, пока не слышал о реальных выплатах за такие нарушения”, – заявил он, отметив, что нужно дождаться реальной судебной практики.

НАПК уже вовсю участвует в судах

Всего за 2020 год в НАПК поступило 2971 уведомление о возможных фактах коррупционных или связанных с коррупцией правонарушений. Из них 304 анонимно, рассказал UBR.ua юрист практики корпоративного права Juscutum Дмитрий Палющенко.

По состоянию на конец декабря 2020 года в суде, по уведомлениям разоблачителей, находилось 70 дел, которые сопровождает НАПК, из них – 34 открыты в 2020 году. Всего за 2020 год в суде по таким уведомлениям было завершено 23 дела, из них выигранных – 15.

“Таким образом, несмотря на большое количество уведомлений о возможных фактах коррупционных или связанных с коррупцией правонарушений, до судебного производства доходит лишь малый процент”, – констатировал он.

По его словам, разоблачитель имеет право на вознаграждение в размере 10% от денежного размера коррупционного преступления. Или же размера причиненного государству ущерба от преступления после вынесения обвинительного приговора суда.

При этом, подчеркнул юрист из Juscutum, есть определенные “но”, такие как:

  • денежный размер коррупционного преступления, либо нанесенный государству ущерб от преступления, превышает 11,35 млн грн (по состоянию на 1 февраля 2021 года);
  • размер вознаграждения не может превышать размера трех тысяч минимальных заработных плат, то есть 18 млн грн (по состоянию на 1 февраля 2021 года);
  • вознаграждение может быть выплачено, если суд принял обвинительный приговор по делу;
  • конкретный размер вознаграждения определяет суд, с учетом источника и значимости данных;
  • разоблачитель должен быть лично осведомлен с данными, о которых сообщает, а не узнал о них от других лиц или из открытых источников;
  • информация должна содержать факты, которые можно проверить и которые доказывают обстоятельства, имеющие признаки коррупционного преступления.

“Получается, что вознаграждение предусмотрено только за разоблачение преступлений, связанных с коррупцией в особо больших размерах”, – отметил Дмитрий Палющенко. При этом он подчеркнул, что награда за разоблачение довольна высока, но ее получение “не безусловно и все зависит от позиции суда”.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка