Доходное дело: Мифы и правда о спецконфискации

Лишиться имущества могут госчиновники, депутаты и третьи лица.

Виктор Янукович продолжает будоражить украинский политикум. На сей раз он отбросил зловещую тень на бюджетный процесс. Хотя проект Госбюджета на 2017 год был принят Верховной Радой в первом чтении, один из наиболее спорных моментов – так называемый законопроект о спецконфискации, который якобы позволяет изъять в госбюджет деньги беглого политика и пополнить казну, не был внесен в повестку дня. Что же на самом деле в этом документе такого?

Не для всех и не конфискация

Законопроект, о котором идет речь, называется «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины об обеспечении взыскания в доход государства необоснованных активов».

Главное открытие – проектом о спецконфискации документ, внесенный премьер-министром Владимиром Гройсманом в парламент 20 сентября 2016 года, называют больше по инерции.

«В отличие от конфискации, взыскание необоснованных активов не является санкцией за совершение уголовного правонарушения», – уточняется в Пояснительной записке к документу.

Однако адвокат, к.ю.н., докторант Института законодательства Верховной Рады Украины Руслан Чернолуцкий отмечает, что «сам «сомнительный механизм обеспечения взыскания» и концепция законопроекта не соответствуют принципам презумпции невиновности и неприкосновенности частной собственности. Имущество подозреваемого, без доказательства в ходе расследования и без решения суда априори является заложником любого обвинения и становится объектом посягательства на него со стороны государства. Это идет в разрез с Декларацией о государственном суверенитете Украины» 1990 г., с Законом Украины «О собственности» и, конечно же, с Основным Законом — Конституцией Украины.

Споткнулись о третьи лица

Действие закона, в случае принятия, распространится только на лиц, уполномоченных на выполнение функций государства или местного самоуправления. Правда, есть и щелочка: предъявить соответствующий иск могут как реальному, так и номинальному собственнику активов (институт «третьих лиц»). В последнем случае, потому что коррупционер может эти активы использовать. Скажем, если вспомнить роман «Золотой теленок», под уголовным следствием Остап Бендер, а иск предъявляется Горбункову, так как товарищ Бендер мог пустить (и пустил) фирму «Рога и копыта» на преступные (в нашем случае – коррупционные) цели. Эта позиция о «третьих лицах» вызывает особый протест у критиков законопроекта и у юристов.

Как отметил Руслан Чернолуцкий, «фактически, институтом «третьих лиц» при усердном исполнении закона может стать все население Украины. В частности такая возможность возникает, когда покупателю определенного имущества впоследствии предъявляется подозрение в совершении преступления и в ходе досудебного расследования оказывается, что он не может доказать законность происхождения средств, за которые приобрел соответствующее имущество. Лицо, являющееся продавцом имущества, в такой ситуации не может и не должно обладать информацией о законности происхождения средств, которые оно получило в обмен на имущество. Однако по логике законопроекта такие средства будут изъяты и обращены в доход государства, а проданное имущество или останется в собственности подозреваемого, или также будет конфисковано государством после приговора суда».

В пользу сторонников проекта механизм защиты порядочных граждан. В проекте особо зафиксировано, что активы добросовестного владельца, который получил их бесплатно, по рыночной цене или дешевле-дороже рыночной стоимости и не знал и не должен был, не мог знать об отсутствии права на их отчуждение у отчуждателя, не подлежат взысканию.

Суть же в том, чтобы лишить подозреваемого в совершении коррупции возможности использовать в свою пользу те активы, которые ему доступны. Мало ли… Еще суд подкупит.

Иммунодефицит для коррупционеров

От взыскания не спасает ни президентство или депутатство, судейская мантия и т.п., так как в проекте особо оговорено, что взыскание активов применяется вне зависимости от гарантированных государством их владельцу иммунитета или других особенностей правового статуса. Теоретически по этому проекту прокуратура могла бы заинтересоваться хоть самим Петром Порошенко.

Проектом предлагается внести дополнения в Уголовный, Уголовный процессуальный (УПК), Гражданский, Гражданский процессуальный кодекс и ряд законов Украины, в соответствии с которыми позволено уделить пристальное внимание имуществу подозреваемых.

Позиция, о которой много дискутировали в парламенте – четкий перечень активов, которые могут быть взысканы в доход государства. В конце концов, компромисс был найден: взысканию подлежат активы, которые легко перевезти, перевести, спрятать и т.п. В ст. 2 новой, 10, главы ГПК перечислены такие виды активов: это средства (наличные и безналичные) в гривне и иностранных валютах, ценные бумаги, платежные документы, банковские металлы и драгоценные камни. Общее для всего вышеперечисленного, — если их стоимость превышает одну тысячу размеров минимальной зарплаты.

Подать соответствующее исковое заявление (до завершения уголовного производства) может только генеральный прокурор или его заместитель – руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры, и лишь после наложения ареста на сомнительное имущество. Кстати, именно арест имущества является условием применения института взыскания, и в рамках уголовного производства, по мнению авторов проекта, гарантирует соблюдение принципа неприкосновенности имущества.

О ведении дела по иску о взыскании активов сообщается достаточно широко: и на официальных сайтах ГПУ и судебной власти, а также в печатном СМИ, определенном Кабмином. Массы узнают как героев, так и потенциальных коррупционеров.

То, что может коснуться персонально Виктора Януковича: если суду неизвестно место проживания (пребывания) или местонахождения лица, почтовый индекс, но суду известно про другие способы святи с таким ответчиком, судебная повестка посылается с помощью таких средств связи, которые обеспечивают фиксацию вызова и сообщения.

Комплекс вины

Самая спорная новелла законопроекта — так называемая «презумпция вины». Суть в том, что статью 60 ГПК предлагается дополнить абзацем, в соответствии с которым, в делах о взыскании необоснованных активов в доход государства до завершения уголовного процесса обязанность опровержения наличия у активов признаков необоснованности возлагается на ответчика.

«Абсолютно неприемлема «презумпция вины», — рассказал 112.ua народный депутат (фракция «Батькивщина») Сергей Власенко, комментируя эту позицию. — Они (сторонники законопроекта, – Авт.) говорят, что есть аналогичное законодательство в Италии. Да, там оно есть. Но там сначала лицо должно быть признано принадлежным к преступной среде. Давайте определим, что такое «преступная среда» у нас, скажем, что «преступная среда» — это ближайшее окружение Януковича. Но Порошенко же будет немного против, я так думаю». Парламентарий подчеркивает, что проект точно не про деньги Януковича, так как он касается всех: «Предлагается внести изменения в Гражданский, Уголовный, Гражданский процессуальный и Уголовный процессуальный кодексы. Этот закон, в случае принятия, может быть применен к любому гражданину Украины».

Народный депутат (фракция БПП) Иван Винник считает подобные опасения необоснованными: «Это очередной миф, что нарушается конституционный принцип. Во-первых, у нас есть статья 368 прим. 2 в Уголовном кодексе, в соответствии с которой, лицо, которое обвиняется в незаконном обогащении, должно доказывать, где оно взяло эти средства. Например, прокурор военной прокуратуры Кулик…Что же касается «презумпции вины» в контексте взыскания в ходе следствия необоснованных активов в пользу государства, то институт взыскания (не конфискации!) в пользу бюджета необоснованных активов вписан в Гражданско-процессуальный кодекс (ГПК) и никаким образом не связан с санкциями, предусмотренными Уголовным кодексом. Это не персональная имущественная конфискация. Ни одна конвенция не гарантирует права собственности на активы, добытые незаконным путем».

Однако юристы высказывают опасения. Так, Руслан Чернолуцкий подчеркивает, что «такие предложения противоречат предписаниям пункта 1 статьи 11 Общей декларации прав человека, пункту 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод, пункту 2 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, принципу 36 Свода принципов защиты всех лиц, которые подвергаются задержанию или заключению любым способом. Этими документами закреплена презумпция невиновности: обвиняемый имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет установлена в законном порядке. Это также отражено в статье 62 Конституции Украины и в статьях 2 и 17 Уголовного кодекса Украины».

Адвокат, старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец характеризует суть новаций намного жестче: «Фактически эта система, на мой взгляд, является определенным рейдерством, при этом используется процедура не конфискации, а, скорее, национализации имущества».

Практический аспект

Один из весомых аргументов проекта, по мнению его сторонников, это взыскание денег с Виктора Януковича. Экс-премьер и лидер «Народного фронта» Арсений Яценюк в четверг, 20 октября, заявил журналистам, что, если Верховная Рада не примет документ, Госбюджет-2017 будет под угрозой срыва, так как около 1,5 млрд долларов США доходов госказны ожидается от взыскания средств с Виктора Януковича. И вот тут самые главные сложности.

Во-первых, сработает ли новый инструмент так, как предполагалось изначально? Как отметил Сергей Власенко, «помните, как Павел Петренко стоял на этой трибуне и говорил, дайте нам закон о заочном судопроизводстве, и мы все сделаем? Мы приняли. И вот два года – где хоть один приговор?.. Я не вижу ни одного препятствия сейчас обычному следователю ГПУ обратиться в суд об аресте ценных бумаг еще на 5 лет, на 2 года, до конца следствия».

«Критикуют, палец о палец не ударив для того, чтобы сделать что-то, — оппонирует Иван Винник. — Они будут говорить, что в украинском законодательстве и так достаточно механизмов… Но, например, по Арбузову дело касается 5 млн грн, за растрату, когда он был главой НБУ. В то же время, арестовано почти 800 млн грн его средств на счетах банков. Соответственно, будет взыскано всего 5 млн грн, если его осудят заочно». А о 800 млн грн без взыскания необоснованных активов можно забыть, если парламент не примет закон.

Во-вторых, как допускает Ростислав Кравец, оспорить решения о взыскании активов могут и украинские суды. И не только потому, что новый проект противоречит Конституции Украины, и «суд будет обязан признать такие изъятия незаконными. На мой взгляд, практика в данном случае будет на стороне тех лиц, у которых отняли имущество без решения суда. А еще и по той причине, что закон обратной силы не имеет. И если прямо заявить, что действие закона не распространяется на ранее совершенные преступления, то, я думаю, сторонники этого закона практически испарятся, потому что тогда закон будет касаться непосредственно их».

* * *

И последнее. Даже смерть коррупционера не спасет от взыскания имущества. Законопроектом статья 96-1 Уголовного кодекса Украины о спецконфискации дополняется пунктом 5, в соответствии с которым ее можно будет применить к умершим подозреваемым или обвиняемым, разумеется, на основании решения суда.

Лилия Брудницкая, Канал 112