Большая чистка

Со вступлением в силу закона об очищении власти проверки на наличие теневых доходов и связей с предыдущей властью грозят и чиновникам, и силовикам, и судьям. На финансовом рынке заметнее всего обновится руководство Нацкомфинуслуг и НКЦБФР, тогда как угроза масштабной чистки в НБУ меньше. Чиновники, которые боятся, что не пройдут процедуру очищения, могут уже увольняться добровольно.

Перезагрузка государства

Сегодня вступил в силу закон «Об очищении власти», призванный сделать невозможным участие в управлении государством лиц, которые своими действиями или бездействием способствовали узурпации власти президентом Виктором Януковичем, подрыву основ национальной безопасности и обороны, нарушению прав и свобод человека.

Согласно закону, лица, которые больше года занимали ключевые должности в госаппарате в период с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014-го, а также те, кто не подаст в установленные сроки заявления для проведения проверок, будут уволены и не смогут занимать посты в госсфере. Для силовиков такой запрет будет действовать в течение 5 лет, для всех остальных – 10. Эти нормы, впрочем, не будут распространяться на участников боевых действий в зоне АТО.

Остальные чиновники, силовики и представители судебной власти должны будут пройти проверку. Их декларации о доходах и имуществе будут изучаться на предмет наличия недостоверной информации. Госслужащие будут проверены на сотрудничество со спецслужбами других государств как тайные информаторы, будет выяснена степень их участия в подрыве национальной безопасности, разжигании межнациональной вражды, публичных призывах к нарушению целостности и суверенитета Украины, попрании прав и свобод человека.

Нацбанк отделается проверками

FinMaidan проанализировал, как действие закона отразится на финансовых регуляторах. В Национальном банке проведут проверки всех сотрудников, начиная с главы, первого заместителя и всех замов до самого нижнего по рангу чиновника. Но в ближайшие дни принудительное увольнение не угрожает никому из них.

Закон требует уволить председателя НБУ и его первого заместителя, занимавших эти должности с 25 февраля 2010 года по 22 февраля 2014-го. Однако должности первого замглавы НБУ в этот период не существовало, а экс-главы НБУ – Сергей Арбузов и Игорь Соркин – давно уволены. Нынешние топ-менеджеры не подпадают под запрет, поскольку назначены недавно: глава НБУ Валерия Гонтарева вступила в должность 19 июня, а ее первый заместитель Александр Писарук – 4 сентября.

Остальные сотрудники НБУ, включая членов правления, пройдут проверку. Многие из них были назначены после 22 февраля 2014-го, но это не ставит их в лучшие или худшие условия по сравнению с теми, кто в НБУ работал на своих должностях годами. Люстрационную проверку не скоро сможет пройти заместитель главы НБУ Борис Приходько, арестованный в связи с обвинением в хищении 2 млрд грн средств рефинансирования Брокбизнесбанку. Но проверку будут проходить заместитель главы НБУ Вера Рычаковская, директор юридического департамента Виктор Новиков, главный бухгалтер Богдан Лукасевич, директор генерального департамента денежно-кредитной политики Елена Щербакова. По словам собеседника FinMaidan в правлении НБУ, ряд чиновников уже написали заявления на увольнение, опасаясь люстрации. Кроме того, проверят и членов совета НБУ, которые, согласно закону «О Нацбанке», являются должностными лицами.

Страх пойдет под нож

На финансовом и фондовом рынках работы лишатся и главы, и члены комиссий. В Нацкомиссии, осуществляющей регулирование рынков финансовых услуг, под увольнение попадают практически все члены. Виктор Берлин, Сергей Бирюк и Андрей Литвин были назначены 17 февраля 2012 года, Юрий Назаренко – 7 марта 2012-го. Валентина Левченко написала заявление об увольнении по собственному желанию, его уже подписал президент Петр Порошенко. Свое рабочее место, впрочем, сохранит член правления Максим Поляков, вр.и.о. главы комиссии.

Страховщики поддерживают «очистку» Нацкомфинуслуг. «Вопрос перезагрузки комиссии участниками рынка уже неоднократно обсуждался. Как минимум с тех пор, как с должности руководителя регулятора ушел Борис Визиров, и потом, когда в комиссии началось двоевластие в лице Максима Полякова и Андрея Волкова. В третий раз мы вернулись к этому вопросу, когда появилась идея создать на базе Нацбанка мегарегулятор. Мы не хотим видеть в руководстве регулятора политиков или людей, которые попали на свою должность по политической квоте», – говорит президент Лиги страховых организаций Украины Александр Залетов.

Надежду на изменение ситуации участники рынка не потеряли. «Не особо важно, кто это будет – специалист с рынка, представитель профильного объединения или чиновник с опытом. Главное, чтобы это был порядочный человек, лидер, которому будут доверять участники рынка. Он должен отстаивать и защищать их интересы. Мы готовы обсуждать разные кандидатуры, готовы сотрудничать с новым руководителем, нам важно, чтобы нас услышали», – уверяет президент Украинской федерации страхования Андрей Перетяжко. Называть имена потенциальных новых чиновников страховщики не хотят. «Одну кандидатуру мы в свое время назвали для МТСБУ, теперь ее уволили уже в четвертый раз», – сказал один из страховщиков.

Трудовая инвестиция

Кадровые ротации ожидаются и в Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР). Ее глава Дмитрий Тевелев и члены комиссии – Анатолий Амелин, Евгений Воропаев, Олег Мозговой, Алексей Петрашко и Алексей Тарасенко были назначены в конце 2011 года. Может попытаться остаться работать в НКЦБФР Михаил Назарчук, который стал членом комиссии только в июне прошлого года.

Люстрация НКЦБФР будет означать полную смену команды. «Считаю, что заменить руководителей НКЦБФР, которые попали под люстрацию, будет довольно сложно. В последние годы рынок работал, наверное, с самой профессиональной командой за последние полтора десятилетия», – считает член правления биржи ПФТС Богдан Лупий. «Проблема всех составов комиссии до сих пор заключается в том, что они люди разных группировок влияния. Нет единой команды. Было бы здорово, если бы новому главе комиссии дали возможность самому набрать себе подчиненных, хоть это и нарушает принцип коллегиальности. Демократия на этапе реформ будет только мешать», – говорит управляющий директор ИГ «Универ» Алексей Сухоруков.

По мнению Богдана Лупия, руководство НКЦБФР должно состоять из карьерных госслужащих и представителей рынка в пропорции 50/50 или 60/40. «Несмотря на то что у нас есть позитивный опыт прихода в регулятор представителей рынка, нельзя забывать о конфликте интересов. Следует быть очень внимательным при рассмотрении «рыночных» кандидатур. В то же время комиссия имеет достаточный кадровый резерв: начальники управлений вполне достойны занять руководящие должности», – считает Богдан Лупий. «В идеале хорошо бы совместить в составе комиссии и знание специфики работы в госаппарате, и драйв бизнесменов. Раз нельзя никого оставить из нынешних, то нужно продвигать по службе кого-то из руководителей подразделений и призывать на госслужбу профучастников. Необходима персональная мотивация кандидатов построить эффективный, а не схемный рынок», – считает Алексей Сухоруков. При этом глава комиссии обязательно должен быть с рынка. «Реформы без драйва заглохнут не начавшись», – поясняет эксперт.

В ожидании люстрации

Часть чиновников, которые подпадают под люстрацию, за последние полгода уже покинули власть. «Многие уволены, например, все прокуроры областей. Их заместители продолжают работать. Но тем, кто еще занимает свои должности, увольнение по собственному желанию ничем не поможет. Они подпадут под люстрацию только потому, что работали на государство в определенный период времени в прошлом», – говорит советник юридической фирмы Sayenko Kharenko Леонид Антоненко.

С юридической точки зрения нет разницы при увольнении по собственному желанию или в рамках люстрации. «И там, и там увольнение происходит по ст. 36 КЗоТ. Но в случае неподачи самостоятельного заявления госслужащий должен написать бумагу, дающую разрешение на публикацию персональных данных о нем и фактически содержащую неправдивую информацию о его прошлом», – объясняет директор юридическо-консалтинговой компании «Де-юре» Григорий Трипульский. Это побуждает чиновников сейчас уходить с госслужбы на пенсию или на другую работу, чтобы избежать не только проверки, но и разглашения данных о себе.

При этом закон о люстрации составлен недостаточно грамотно, что позволяет уволенным восстановиться в должности. «Решение об увольнении может быть обжаловано любым служащим. В законе нет четких причин, из-за которых человека можно люстрировать. Очень сложно доказать вину, а также то, что какие-то доходы были сокрыты», – говорит Ростислав Кравец. К тому же закон можно использовать в личных корыстных целях. «Безусловно, мы увидим не один десяток судебных процессов, связанных с реализацией закона «Об очищении власти». Нельзя исключить, что чиновники могут воспользоваться этим документом для того, чтобы избавиться от неугодных подчиненных. Однако, по моему мнению, судьи будут очень осторожны при рассмотрении таких дел», – отмечает Григорий Трипульский.

Елена Губарь, Виктория Руденко, Финмайдан