Банк «Михайловский»: НБУ сказал — в морг, значит — в морг

Банк «Михайловский» необоснованно признали неплатежеспособным. Такие выводы сделали эксперты Научно-исследовательского института частного права и предпринимательства имени академика Бурчака.

После того, как «Михайловский» приобрел права требования у компании «Инвестиционно-расчетный центр», НБУ признал его неплатежеспособным. Указывалось, что обязательства банка перед физлицами выросли, а нагрузка на Фонд гарантирования выросла до 2,6 миллиардов гривен.
 
Однако, как свидетельствует экспертиза НИИ частного права и предпринимательства, банк, согласно договору, приобрел только права требования. Статус должника перед физлицами, которые заключали договора с компанией, он не получил, а соответственно, обязательства банка перед физлицами не увеличивались.  
 
Кто прав и кто виноват в этой ситуации, прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнёры» Ростислав Кравец.
 
С одной стороны, мы видим результаты исследования о том, что неправомерно «Михайловский» был признан неплатежеспособным. А с другой, есть мнение, что экспертиза куплена.
 
— К сожалению, за все вот это время, которые прошло с момента введения временной администрации, объявления о ликвидации банка «Михайловский», довольно туманным остаются вообще причины введения временной администрации. С одной стороны, НБУ заявил о том, что выросли обязательства, резко выросли обязательства банка перед вкладчиками, и в этой связи он ввел временную администрацию. При том, что банк исполнял все свои обязательства на момент введения временной администрации, проблем ни с перечислениями средств, ни с выдачей депозитов у банка не было. С другой стороны, когда эти люди якобы, обязательства которых выросли перед банком, обратились в ФГВ, им сказали, что он не признают это увеличение. Поэтому возникла такая довольно странная коллизия. То есть, с одной стороны, мы как бы говорим о том, что обязательства выросли, с другой стороны, другой государственный орган в лице ФГВ говорит, что эти обязательства не выросли, и они их не признают.
 
Опять же, исходя из тех нормативов, которые на сегодняшний день существуют в банковской системе, которые за два последние года насоздавал НБУ, временную администрацию на сегодняшний момент можно ввести, в принципе, в любой украинский банк. Я думаю, что в 99% украинских банков можно вводить, это будет недокапитализация, несоблюдение нормативов, несоответствие нормам финансового мониторинга, то есть за все, что угодно. То есть было бы желание, любой банк можно сегодня положить. Что же касается будущего банка «Михайловский» и последствиях этого всего, то, опять же, как показывает практика, на сегодняшний момент, если уже НБУ решил кого-то похоронить, что это будет, как в анекдоте, если доктор сказал — в морг, значит — в морг. К сожалению, ни один из банков, в который вводилась временная администрация, в дальнейшем даже после того, как они выигрывали все дела в судах, не удавалось восстановить работоспособность. Это вот были такие случаи, например, вот сейчас наиболее яркий случай с Укринбанком, который даже перерегистрировали в Луганскую область, он выиграл все дела, НБУ отказали, но при этом деньги у него не появились. И, фактически, работать он все равно дальше, на мой взгляд, не сможет.

Что касается заявления одного из членов совета НБУ относительно того, что экспертиза куплена. Насколько легко будет доказать это в суде?
 
—  Да, опять же, согласно действующему законодательству, какую правовую экспертизу соответствия, несоответствия, тяжело провести. Если экспертиза тут проводилась экономическая, то заявление, в принципе, одного из членов правления НБУ — это исключительно его субъективное мнение. Если у него есть какие-то другие основания, у НБУ даже есть целый свой институт, они могут так же в суде предоставить свои экспертизы, правовые заключения, выводы каких-то экспертов. И тогда уже суд по своему внутреннему убеждению будет решать, какой экспертизе доверять, и какие выводы экспертиз принимать во внимание.
 
Теоретически банку могли уступить только право требования, без обязательств по выплате долга?
 
— Опять же, сама ситуация там довольно странная, как я уже говорил, вот с этой переуступкой и с непризнанием ФГВ этих обязательств, принятием потом, как всем известно, отдельного закона о выплате каких-то компенсаций, но эти выплаты, в общем-то, на сегодняшний день не производятся, ФГВ их так и не признает. Поэтому теоретически может быть все, что угодно. Но практически то, что мы видим на самом деле, то как таковые обязательства не возникли, и из тех документов, которые на сегодняшний момент уже известны и в судах, то у банка «Михайловский» проблем не должно было быть. И, в принципе, за счет тех кредитных портфелей, которые у него существуют, и они обслуживались на тот момент, он вполне мог справиться с выплатой любых обязательств, которые бы у него возникли.
 
А что будет с вкладчиками, которые уже стали получать свои выплаты через ФГВ?
 
— Опять же, тут надо разделить этих вкладчиков. Это те вкладчики, у которых были договора с финансовыми компаниями, или те вкладчики, у которых были договора непосредственно с банком «Михайловский». То есть в любом случае все вкладчики, которые получили деньги, никто у них обратно забирать эти деньги не будет. А вот те, которые не получили деньги, здесь еще будут довольно большое количество вопросов, но в связи с тем, что как таковая ситуация напряженная с этими забастовками была снята, в свете принятого непонятного закона, который был инициирован президентом Украины, то на сегодняшний момент, я думаю, что эта ситуация будет тянуться еще очень долго. И если не будет никаких обострений, то, я думаю, что вкладчикам вряд ли что-то будет возвращено дальше.

Своим мнением относительно ситуации с банком «Михайловский» поделился в эфире «ГС» ректор международного института бизнеса, экс-заместитель главы НБУ Александр Савченко.
 
Як би ви прокоментували продовження саги з банком «Михайлівський»? Хто в цьому випадку має рацію?
 
— Тут точно відповісти ніхто не може, але моя думка полягає у тому, що треба виконувати норми законів. Прийняли закон, треба його виконувати, треба розрахуватися з вкладниками, а потім вже шукати винних, хто довів до банкрутства, як відбувалося банкрутство, чому був прийнятий такий закон. Зараз такі дії вносять лише хаос і невпевненість не тільки серед вкладників банку «Михайлівський», але й інших банків.
 
Питання в тому, хто є вкладником банку «Михайлівський», а хто ні?
 
—  Ми зараз не можемо влізати в тонкі юридичні сфери. Річ у тім, що було прийняте політичне рішення, і це політичне рішення популістське було. Це звичайно. І тому в нас всі лише популістські рішення підтримує парламент. Тобто парламент ніколи не міг би підтримати конструктивне правильне рішення. Тому що це не додає тимчасових плюсів. І, отже, було прийняте популістське рішення — виплатити всім. Ціна питання невелика, декілька мільярдів гривень. Ви знаєте, що для нашої влади два-три мільярди чи 20-30 не є проблемою, тому що в будь-якому випадку ці гроші друкуються. Вони потім приводять до інфляції й девальвації, і перекладаються на плечі всіх українців. І отак вирішили, що краще погасити всі демонстрації популістським рішенням. І всі з ним погодилися, окрім експертів і, може, дійсно, потерпілих.
 
В практиці НБУ бували випадки, коли спочатку визнавали фінустанову неплатоспроможною, а потім через певний проміжок часу регулятор скасовував своє рішення та відновлював статус банку?
 
—  Ні, такого ніколи не було. Через суди, звичайно, можна йти проти рішень НБУ, але потім буде друге рішення, третє рішення, тобто не можна виграти у регулятора в принципових питаннях. Звичайно, є питання до професійних дій НБУ, а чи, дійсно, треба було визнавати той чи інший банк банкрутом, по суті. Дуже часто такі рішення і приводили до реального банкрутства, а той чи інший банк міг би існувати і працювати. Але це теж вже питання до монетарної політики НБУ, до політики нагляду. Ми всі знаємо, що НБУ зараз під дуже великою критикою, тому що, дійсно, дуже багато рішень не є правильними, і з точки зору макроекономічної політики, і з точки зору мікроекономічної політики. І взагалі фахового змісту там дуже мало. Але я так думаю, що менеджмент НБУ мало звертає на це увагу. От подивіться, наприклад, на рішення виплатити величезні заробітні плати членам ради банку. За 25-річну історію члени ради не отримували ніколи гонорарів. А зараз за місяць вони отримують зарплату в 10 разів більшу, ніж міністри чи президент. Питання, чи це випадковість? І в таких умовах, звичайно, ситуація з банком «Михайлівський» виглядає, в принципі, як нормальна. Таких проблем дуже багато.

Голос Столицы