Антикоррупционный балаган

Мечта МВФ и профессиональных борцов с коррупцией сбылась. После полугодичных баталий, круглых столов, прямых угроз, шантажа и прямого подкупа, в виде обещаний новых, не совсем понятно для чего нужных кредитов, Закон Украины «О Высшем антикоррупционном суде» (далее – Закон) проголосован и мгновенно, в отличии от многих других законов, подписан Президентом.

Можно теперь уверить наших западных партнеров, а также доверчивых граждан Украины, что хребет коррупции переломан окончательно и бесповоротно. Но как известно, дьявол кроется в деталях.

Начиная с самого начала, а именно самой судебной реформы, изменений в Конституцию Украины в этой части, а также непосредственно рекомендаций Венецианской комиссии относительно антикоррупционного суда (далее — Рекомендации) бросается откровенная антиконституционность как самого Закона, так и отсутствие каких либо вразумительных обоснований его существования в Украине.

Основным аргументом создания антикоррупционного суда звучит – защита инвесторов. При этом не совсем понятно каких именно инвесторов призван защитить этот суд и в чем именно будет заключаться сама защита. Особенно в свете того, что эту «мантру» бесконечно повторяет именно МВФ.

Все это выглядит еще более неубедительным в свете того, что на сегодня финансовые потоки как крупные, так и довольно небольшие отследить не составляет особенного труда. Поэтому, кроме кредитов для пополнения золотовалютных резервов и возврата процентов по ранее полученным кредитам в общем-то и нечего защищать.

Если конечно не брать во внимание желание транснациональных корпораций за бесценок скупить у украинских олигархов и государства предприятия и целостные имущественные комплексы с полностью отлаженным бизнесом под видом борьбы с коррупцией и спецконфискации. Но это уже немного другая история.

Возвращаясь же к самому антикоррупционному суду и читая внимательно Рекомендации бросается в глаза очень слабая аргументаций его соответствия Конституции Украины в части создания специально суда, что прямо запрещено. При этом и сама комиссия приводит пример аналогичного словацкого суда, чье существование конституционным судом Словакии было отменено именно исходя из его специального статуса.

На мой взгляд, тоже самое ожидает и украинский Высший антикоррупционный суд, чье существование будет признано незаконным как по сути, так и в связи с нарушением регламента при голосовании и внесении изменений на стадии законопроекта. Недавние решения Конституционного суда Украины тому подтверждение. Для этого только нужно время и конкретная команда с банковой.

Но не будем о грустном, а поговорим о совсем грустном, а именно порядке формирования суда и его «юрисдикции».

Все мы были свидетелями конкурса в Верховный суд, требованием к знаниям норм права на уровне 9%, а остальное «доброчестность», изменением правил во время его проведения, отсевом ненужных кандидатов и откровенной подтасовкой результатов для доверенных и преданных. Тоже самое сейчас происходит и с квалифоцениванием, когда выставляемы оценки после собеседования члены Высшей квалификационной комиссии судей Украины (далее – ВККСУ) ничем абсолютно не обосновывают. И любого наблюдателя складывается впечатление, что оценки берутся просто с потолка.

При этом, как показывает судебная практика, судьи нового Верховного суда (без Украины), зорко стоят на страже конкурсов проводимых ВККСУ обосновывая свои отказы безграничной дискрецией, а проще говоря вседозволенностью и выполнением, как указывается в некоторых решениях – исторической функции по формирования судов из наидостойнейших кандидатов.

Всем абсолютно понятно и в принципе так и должно быть, чтобы в этот суд пришли люди и с безупречной репутацией. Вот только вопрос, а где их взять, особенно смотря на расправу над кандидатами в новый Верховный суд (без Украины). Особенно это видно в вопросе формирования комиссии из так называемых международных экспертов, чью доброчестность и профессионализм в принципе никто не оценивает, а как показывает практика они довольно сомнительны. При этом, как показало формирование так называемой Громадской рады доброчестности, туда попали люди, репутация которых да и само поведение не соответствует ни общепринятой морали, ни тем же антикоррупционным требованиям.

Такой же вопрос по формированию комиссии из международных экспертов возникнет и при формировании антикоррупционного суда. Опять же опустим сами требования к знаниям и порядку проведения конкурса, который, исходя из норм Закона, будет опять же определятся ВККСУ и похоже все с того же потолка делая оценивание полностью не прозрачным и превращая его в очередной отбор преданных и нестроптивых.

Помимо этого сама «юрисдикция» нового суда выписана довольно бессмысленно. Этому суду, находящемуся только в Киеве будут подсудны дела со всей Украины по преступлениям, наказания по которым предусмотрены статями: 191, 210, 262308, 312, 313, 320, 357, 354, 364, 364-1, 365-2, 368-369-2, 410, что сделает как обвинение, так и защиту довольно затрудненной и приведет, как к бессмысленному заятягиванию процесса, так и к грубейшим нарушением прав и свобод лиц обвиненных либо подозреваемых в преступлениях.

Таким образом, весь этот уcтроенный антикоррупционный балаган, никоим образом, даже в априори не способен чем либо помочь в борьбе с коррупцией с одной стороны, а с другой, может стать не плохим инструментом для легализации доходов полученных преступным путем.

Ростислав Кравец

Адвокат, старший партнер

Адвокатской компании Кравец и партнеры