Афера на миллион долларов: квартиру в центре Киева по фальшивой доверенности продал покойник

В Киеве провернули дерзкую аферу на миллион долларов. Именно в такую сумму оценивается квартира в элитной высотке на Кловском спуске, в самом центре столицы. Квартира принадлежала датчанину Торбену Майгаарду, основателю международной компании Ciklum, которая занимается разработкой программного обеспечения и является одной из крупнейших аутсортинговых IT-компаний в Украине. В январе 2019 года Торбен Майгаард умер. О том, что квартирой на Кловском спуске завладели аферисты, стало известно после того, как родные датского предпринимателя стали оформлять наследство.

Как оказалось, первый раз квартиру продал по фальшивой доверенности… покойник. А сейчас, после нескольких перепродаж, жилье досталось немцу с паспортом Гонконга. «ФАКТЫ» выяснили подробности этой резонансной истории.

«Компания Майгаарда, у которой аферисты отобрали квартиру, в уголовном производстве не имеет никаких прав»

Речь идет о квартире общей площадью 554,9 квадратных метра по адресу Кловский спуск, 7. Квартира находится на 43-м этаже, из ее панорамных окон открывается красивый вид на город.

Когда родные покойного Торбена Майгаарда занялись оформлением наследства, они понятия не имели, что этой квартирой завладели другие люди. К юристам наследники датчанина обратились по другому поводу.

Датчанину Торбену Майгаарду принадлежала квартира на 43-м этаже этого небоскреба — самого высокого в столице

— На тот момент они к нам обратились, потому что нужно было исправить ошибку в реестре — номер компании Majgaard Limited (эта кипрская компания Торбена Майгаарда, которой и принадлежала квартира) был указан неверно, — рассказал «ФАКТАМ» старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец. — Мы должны были только сопроводить исправление описки в реестре. Но, обратившись к нотариусу, узнали, что компании Majgaard Limited эта квартира больше не принадлежит.

Оказалось, недвижимость была продана, и произошло это в марте 2019 года. 4 марта квартиру продал человек, у которого вроде как была доверенность от Majgaard Limited. Вот только на самом деле компания эту доверенность не давала. Апостиль (международный штамп, который подтверждает законность документа. — Авт.) на доверенности был поддельный (это подтвердили в Министерстве юстиции Кипра), и выдали ее на имя человека, который, по данным следствия, на тот момент уже был мертв.

— То есть квартиру продал покойник?

 Получается, что так. Покойник, на руках у которого была фальшивая доверенность от Majgaard Limited, продал жилье гражданину Украины Агапову, который быстро перепродал эту квартиру немцу с паспортом Гонконга.

Агапов сразу после сделки уехал в оккупированный Крым, и теперь его не найти. Что касается немца, то на нем числится много недвижимости. Перечень его имущества на территории Украины занимает 32 страницы. Но самое интересное, что в том самом доме на Кловском спуске, 7 немец завладел не одной, а сразу двумя квартирами. Ему принадлежит также квартира, которая находится этажом ниже квартиры Торбена Майгаарда — раньше она принадлежала черкасской агрокомпании и, как выяснилось, была переоформлена примерно по такой же схеме.

Бизнесмен Торбен Майгаард умер в январе 2019 года

Самого немца, по словам Ростислава Кравца, пока никто не видел. В суде, где решался вопрос об аресте квартиры, был только его представитель. Арест этой квартиры — отдельная история. Интересно, что вышеупомянутый немец завладел элитным жильем уже после того, как об афере узнали представители Majgaard Limited. Юристам стало известно о мошенничестве, когда квартира еще принадлежала гражданину Агапову. Они тут же обратились в полицию. Но правоохранители не спешили открывать уголовное производство. А когда наконец открыли, вопрос ареста недвижимости завис в суде. Из-за нехватки и загруженности судей рассмотрение ходатайства об аресте постоянно откладывали. Это дало Агапову возможность продать квартиру немцу.

— Мы обратились в Голосеевское райуправление полиции, — говорит адвокат адвокатской компании «Кравец и партнеры» Карина Василевская. — Там открыли уголовное производство. Но вскоре мы узнали, что по этому делу есть еще одно уголовное производство, которое было открыто Главным следственным управлением Нацполиции. По чьему заявлению открыли это производство, мы по сей день не знаем. И, что самое интересное, компанию Majgaard Limited до сих пор не признали в этом уголовном производстве потерпевшими.

Узнав, что есть еще одно уголовное производство, мы обратились с заявлением о признании компании Majgaard Limited потерпевшими. Это логично, ведь до незаконного переоформления квартира принадлежала Торбену Майгаарду. Но следователь нам отказал. Объяснение было неожиданным: следователь предположил, что договор нашей юридической фирмы с компанией Majgaard Limited… поддельный. В результате мы подписали с нашими клиентами новый договор, но и это не помогло. Следователь опять предположил, что он может быть поддельным (!), и опять не признал компанию Majgaard Limited потерпевшими. И сейчас компания Торбена Майгаарда, у которой аферисты отобрали квартиру, в этом уголовном производстве не имеет никаких прав!

Дальше происходят еще более странные вещи. В рамках этого производства суд таки накладывает на квартиру арест и передает ее в управление Агентству по розыску и менеджменту активов (АРМА). Почему квартиру передают именно этой организации, не известно. Но произошло это по инициативе Нацполиции.

Тем временем представитель немца, пытаясь оспорить этот арест, подает апелляцию. Но прокурор, который пришел в Апелляционный суд, неожиданно попросил перенести судебное заседание на 21 октября. Мотивировал это тем, что он вроде как не знает, состоит он в следственной группе или нет. Выглядело это как попытка зачем-то затянуть процесс. Вскоре стало понятно зачем. Судебное заседание перенесли. Квартира осталась у АРМА. И через несколько дней АРМА выставило ее на торги!

«У законных наследников попросту украли жилье, а государство не защищает, а только способствует лишению их права собственности»

— Квартиру, которая стоит больше миллиона долларов, выставили на аукцион со стартовой ценой в 1,6 миллиона гривен, — говорит Ростислав Кравец. — Торги начались 7 октября в 9:00 и продолжались до 18:00. Естественно, мы решили предать происходящее огласке. После моего поста в «Фейсбуке» и резонанса в СМИ АРМА приостановило торги. Но не отменило, а приостановило с формулировкой, что «необходимо переоценить квартиру».

После всех этих событий мы обратились в Генеральную прокуратуру Украины по поводу действий Главного следственного управления Нацполиции. Похоже, у них в этой истории есть свой интерес. Посудите сами: квартирой Торбена Майгаарда в результате ряда незаконных махинаций завладевают мошенники. Мы обращаемся в Голосеевское райуправление полиции. Но тут в дело неожиданно вмешивается Главное следственное управление. Они открывают свое производство, в которое нас под всевозможными предлогами не допускают. И делают все так, что квартиру выставляют на торги и она чуть не уходит за 1,6 миллиона гривен. В Генпрокуратуре уже открыли уголовное производство по факту незаконных действий сотрудников правоохранительных органов. И в рамках этого дела наложили на квартиру еще один арест.

В своей практике встречаю такое впервые. У законных наследников попросту украли жилье, а государство не защищает, а только способствует лишению их права собственности.

Что говорят по этому поводу в Нацполиции? «ФАКТЫ» за неделю до выхода номера в печать отправили в Главное следственное управление официальный запрос, в котором попросили прокомментировать ситуацию. Но ответ так и не получили.

А в Голосеевском райуправлении полиции Киева «ФАКТАМ» только подтвердили, что они расследуют одно из уголовных производств (самое первое, открытое по заявлению представителей Majgaard Limited), но подозреваемых пока нет.

«Кто захочет вкладывать деньги в страну, где твоя недвижимость может просто исчезнуть?»

«ФАКТЫ» обратились за комментарием и в АРМА. Там объяснили: хранить квартиру не могли, потому что это противоречит законодательству.

— Имущество было передано в АРМА по решению суда в уголовном производстве, — сообщил «ФАКТАМ» глава АРМА Антон Янчук. — АРМА не является участником уголовного производства, мы не участвуем в судебном процессе и о том, что нам передано в управление, узнаем постфактум, когда получаем решение суда. После чего у АРМА, согласно Закону «О Национальном агентстве по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений», есть два варианта, как поступить с переданным нам активом: либо передать его кому-то в управление по договору, либо продать. Третьего варианта законом не предусмотрено. Мы не можем просто хранить имущество ради хранения, это противоречит законодательству. Вариант передать имущество в управление возможен и во многих случаях предпочтителен, но управление подразумевает коммерческое использование актива. Причем такое, которое способно генерировать доход для содержания актива и оплаты услуг управителя.

— То есть если речь идет о квартире, то, например, сдавать ее в аренду?

 Да. Имущество должно быть пригодно к коммерческому использованию. Это может быть квартира, в которой есть ремонт и все необходимое для сдачи в аренду. Но если это квартира без отделки (как в случае с квартирой, о которой мы говорим), ее в управление никто не возьмет, потому что сдать ее в таком состоянии в аренду невозможно и она не принесет доход. Вкладывать деньги в ремонт управитель не будет, потому что, как только с имущества снимут арест, его вернут собственнику. Никто из управителей не пойдет на капитальные инвестиции при таком риске. Какой смысл вкладывать деньги в ремонт квартиры, если через три месяца, месяц или даже неделю ее могут вернуть собственнику? И у нас остается единственный, предусмотренный законодательством вариант, — продажа. Случай с квартирой на Кловском спуске хорошо иллюстрирует эту ситуацию. И, кстати, если говорить конкретно об этой квартире, то в резолютивной части решения суда о передаче нам этого объекта недвижимости так и написано: «Передать в управление АРМА для реализации или передачи в управление». Что еще раз подтверждает, что у нас не было других вариантов и что суд предусмотрел опцию продажи.

Другой вопрос, что прокуроры, которые инициируют передачу таких активов в управление АРМА, и судьи, которые выносят такие решения, должны понимать, что они передают нам в управление и что мы обязаны будем сделать с переданным нам объектом. Отказаться от которого мы, кстати, не имеем права. Мы обязаны исполнять решение суда. И если речь идет о спорном объекте, который не портится от времени (та же квартира в уже построенном доме), то, возможно, достаточно будет просто наложить на нее арест, а не передавать ее в управление АРМА. Но мнением АРМА не интересуются. Поскольку подобные ситуации, к сожалению, возникают, необходимо что-то менять на законодательном уровне. Вплоть до того, чтобы ограничить передачу определенных объектов в управление. Кроме того, еще год назад мы подготовили законопроект, предусматривающий присутствие представителя АРМА на судебных процессах, где решается вопрос о передаче нам в управление того или иного объекта.

В СМИ много вопросов вызвала также цена, по которой квартира на Кловском спуске была выставлена на торги. Но люди часто путают понятия «стартовая цена» и «цена реализации». Со стартовой цены все начинается. Потом идет аукцион, и реализуют имущество уже совсем по другой стоимости. А стартовую цену определяют оценщики, АРМА не вправе делать это самостоятельно. Кроме того, не нужно сравнивать цену реализации такого имущества с рыночной ценой подобных, но не проблемных объектов. Победитель торгов покупает заведомо проблемное имущество, которое находится под арестом. После того как он заплатит за него 100 процентов суммы и подпишет договор купли-продажи, ему еще нужно будет обращаться в суд с ходатайством о снятии ареста. Это дополнительные расходы, и еще не факт, что арест снимут. Конечно, все эти обстоятельства влияют на стоимость объекта.

Вопрос, почему правоохранители инициировали передачу квартиры АРМА, остается открытым. «ФАКТЫ» надеются все же получить на него ответ от Главного следственного управления Нацполиции.

— Наследников Торбена Майгаарда шокирует то, что происходит в нашей стране, — говорит Ростислав Кравец. — Они не могут понять, как такое возможно: чтобы квартирой по поддельному документу завладели посторонние люди, чтобы полиция не способствовала расследованию, а тормозила его. Для датчан это нонсенс. Торбен Майгаард — известная личность, о его компании, а потом и о его смерти писали многие зарубежные СМИ. А сейчас всем стало известно о том, что произошло с его имуществом в Украине. Стоит ли говорить о том, что сейчас, когда нашей стране нужно привлекать инвестиции, эта ситуация может только отпугнуть потенциальных инвесторов. Кто захочет вкладывать деньги в страну, где твоя недвижимость может просто исчезнуть?

Екатерина Копанева, ФАКТЫ