Адвокатская тайна

Правозащитники получили новые возможности для защиты своих клиентов, но вряд ли станут использовать их в спорах с государством.

15 августа вступил в силу президентский Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», идейным вдохновителем которого стал руководитель Главного управления по вопросам судоустройства АП Андрей Портнов. Повышенные требования к претендентам на звание адвоката и новые права защитников увеличат шансы их подопечных на победу в судах. Но только в том случае, если интересы клиентов не будут идти вразрез с позицией государственных структур и вхожих в высокие чиновничьи кабинеты представителей бизнеса.

Взяться за реформирование адвокатуры президентское окружение заставило несовершенство уже отслужившего свое законодательства (до сих пор правозащитники сверяли свою деятельность с законом двадцатилетней давности). Пришедший ему на смену документ, уверены его разработчики, усилит защиту прав и свобод граждан и улучшит качество предоставляемой им правовой помощи. Новые правила повысят гарантии сохранности адвокатской тайны.

«Теперь закон прямо запрещает вмешательство в «приватное общение адвоката с клиентом». Несколько смущает понятие «приватное». Но будем надеяться, что речь идет не об общении где-нибудь на вечеринке или в укромном месте, а о любых частных беседах, причем не только при личной встрече, но и по телефону», — говорит Сергей Коннов, старший партнер адвокатской конторы «Коннов и Созановский».

У адвокатов появятся новые возможности для эффективного выстраивания защиты своих подопечных в судах. Чтобы собрать доказательства, свидетельствующие о невиновности клиента, адвокату предоставлена возможность изымать нужные для этого вещи и документы, опрашивать свидетелей. Кроме того, новый закон устанавливает четкие сроки реагирования на адвокатский запрос (пять дней) и вводит административную ответственность за их несоблюдение — штраф от 425 до 1360 грн.

По идее новый закон должен сделать профессию адвоката менее опасной. Особенно тех ее представителей, которые защищают фигурантов резонансных судебных процессов с участием государства. Оперативно-розыскные мероприятия или следствие в отношении адвоката могут начаться только по решению суда. Ходатайствовать об этом сможет только генпрокурор, его заместители или начальники областных прокуратур.

Запрещено осматривать или изымать документы, связанные с адвокатской тайной. Дополнительным гарантом соблюдения этих правил будет представитель совета адвокатов региона, который в обязательном порядке должен присутствовать при обыске офиса или жилья своего коллеги, попавшего в поле зрения правоохранителей.

Впрочем, все это не означает полного отсутствия рычагов влияния на адвокатов. «По новым правилам содержание договора о предоставлении правовой помощи не может противоречить Конституции, законам, интересам государства и общества, его моральным принципам, присяге адвоката Украины и правилам адвокатской этики. Если дословно понимать данную норму, то фактически отечественные адвокаты не могут заключать договоры с клиентами, которые судятся с государственными органами либо государством. Поскольку это может быть расценено как договор, противоречащий интересам государства», — поясняет старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Стройная организация правозащитников научит представителей профессии не зарываться. Во-первых, в стране будет создан единый реестр адвокатов, во-вторых, всех их в добровольно-принудительном порядке загонят в Национальную ассоциацию адвокатов. Ее членами автоматически становятся все лица, имеющие свидетельство на право осуществления адвокатской деятельности.

«Учитывая, что в Украине работают свыше 30 тысяч адвокатов, создание единой ассоциации порождает риск превращения ее в большую бюрократическую организацию», — считает г-н Коннов. Содержать ее (как и новосозданные квалификационно-дисциплинарные комиссии, региональные советы адвокатов, Совет адвокатуры Украины, Высшую ревизионную комиссию адвокатуры) придется самим правозащитникам. Но главное, что такая организация позволит государству всегда держать руку на пульсе правозащитной деятельности.

Елена ДЕМИНА, «Деловая столица«