Жизнь разделилась на “до” и “после”: Как скоро власти обеспечат пострадавшим стабильное “после” и что насчет компенсаций остальным жильцам дома?

21 июня в Киеве на Позняках прогремел взрыв, который изменил десятки жизней, обозначив точку невозврата. За прошедшие дни жильцы обрушившегося подъезда успели потерять и обрести веру в лучшее, столкнуться с циничной бюрократией, безграничной человеческой добротой и наконец начали есть. Не менее нервно это время провели и жители соседних уцелевших подъездов, которым фактически пришлось заключить “сделку с дьяволом”.

112.ua разбирался, что вообще здесь происходит, какова судьба дома и почему большинство его жителей с уцелевшими квартирами все равно рискуют остаться у разбитого корыта.

Мой дом — моя крепость. В воскресенье, 21 июня, около 10:00 жильцы 6-го подъезда дома на ул. Соломии Крушельницкой, 1/5 лишились своих крепостей. А некоторые из них потеряли намного больше — дорогих людей. В результате взрыва повреждены 40 квартир, полностью разрушены 16 (с 9-го по 4-й этаж). Погибли 5 человек. По факту происшествия открыто уголовное производство по ч. 2 ст. 270 УК Украины (“Нарушение требований пожарной безопасности”).

В тот же день часть пострадавших от взрыва горожан поселили в интернат на Харьковском шоссе, 121/3 и пообещали пустить некоторых жителей дома забрать вещи, когда здание обезопасят от дальнейшего обрушения (большинство жильцов дома получили доступ к своим квартирам, кроме пострадавших из 6-го подъезда, где удалось собрать ценные вещи лишь из квартир до 3-го этажа включительно). Также жильцам пообещали выплатить компенсации, называя суммы в 50, 70 и 100 тыс. грн на семью, что совершенно не соответствует ожиданиям пострадавших и рыночной стоимости квартир в Киеве.

Но одним из главных вопросов, которые больше всего волновали граждан, был такой: как скоро государство предоставит новое жилье? Оказалось, что совсем скоро. Но не рано ли выдыхать? Ведь по закону покупка квартиры государством вообще не предусматривается.

Компенсации: Взгляд со стороны закона

Согласно Конституции Украины, каждый гражданин имеет право на жилье. Но также, согласно законодательству, в подобных случаях госвыплаты не предусмотрены.

“Это все ложится исключительно на органы местной власти, которые принимают решения касаемо выплат компенсаций или предоставления другого жилья”, — объясняет адвокат Ростислав Кравец.

К примеру, как это происходит с паводками, землетрясениями и техногенными катастрофами. Другое дело, если будет установлена конкретная вина. По словам адвоката, если виновного найдут, то вся ответственность за трагедию ляжет, например, на плечи газовой службы или на тех людей, которые делали поверку счетчиков.

Именно в такой ситуации с четко обозначенным виновным есть шанс возместить моральные и материальные убытки как в уголовном процессе (нужно предъявить иск в рамках уголовного дела подозреваемому или обвиняемому, где одновременно с выяснением приговора суд решит: удовлетворить иск, частично удовлетворить или отказать исходя из того, какой убыток был нанесен и какие документы это доказывают), так и в гражданском процессе (заявить отдельно).

“На сегодня никто не знает, кто конкретно виноват. Следствие должно прийти к выводам, к обоснованным выводам. Тогда людЯМ смогут возместить материальные убытки, в том числе и моральный ущерб. Для этого в рамках уголовного дела, которое уже расследуется, нужно иметь статус потерпевших: обратиться с заявлениями, указать, что пострадали в результате взрыва, получить памятку о правах и обязанностях. И с этого момента появляются права потерпевших”. Сделать это можно и отдельно, в гражданском процессе при определенных обстоятельствах” — говорит адвокат Юрий Белоус.

Что касается смерти близких, то стоит обозначить, что лишь один из близких родственников может просить о возмещении убытков (подать заявление, согласно которому он также будет потерпевшим в этом деле).

Следовательно, единственное, что должны гарантировать органы местной власти в сложившейся ситуации, — временное жилье для пострадавших.

“Это законодательство осталось еще со времен СССР. В случае если дом находится в аварийном состоянии и жильцы не имеют возможности там жить (это опасно для их жизни), соответственно, в любом городе должен существовать специальный фонд”, — добавляет Ростислав Кравец.

В Жилищном кодексе не говорится о действиях, связанных именно со взрывом в доме, но есть, к примеру, в статье 112 норма о том, что если дом/помещение угрожает обвалом, то местная власть должна предоставить другое обустроенное жилье (это в обязательном порядке). Для этого нужно обратиться к местной власти.

“Я бы советовал обращаться и в государственную, и в местную власть. Обращаться можно и с запросами с целью получения информации о том, какой есть свободный жилищный фонд, в том числе это поможет разобраться с вопросом, почему людей поселили временно именно в это место, а не в другое, в котором, к примеру, условия лучше”. Нужно обратиться и туда, и туда и лучше делать обращения коллективными от всех пострадавших”, — советует Юрий Белоус.

Вывод: в подобных случаях покупка жилья государством законодательно не предусмотрена. Возможно лишь предоставление временного жилья. В такой ситуации таким жильем является интернат № 12.

О проживании в интернате и первых днях после взрыва

“Хорошо, что есть крыша над головой”. На этом можно было бы и закончить историю об условиях проживания в интернате, если бы в Жилищном кодексе не было бы требования, которое выдвигается к жилому помещению, что дается в связи с выселением: помещение должно быть в границах населенного пункта, соответствовать площади занимаемой ранее квартиры и быть в нормальном состоянии.

“Если людей выселяют и предоставляют им другое обустроенное жилье, в таком случае они должны получить отдельную квартиру (если было 3 комнаты, то должны получить 3 комнаты), жилье должно находится в том же населенном пункте (статья 113 Жилищного кодекса), а также отвечать ряду других требований, указанных в другой норме Жилищного кодекса”, — объясняет адвокат Юрий Белоус.

На практике дела пострадавших от взрыва на Позняках обстоят совсем иначе: общий зал с телевизором, маленькие, но ухоженные кухоньки на несколько семей, общий душ и туалет на этаже. Комнаты не соответствуют размерам даже однокомнатной квартиры, что уже говорить о жильцах, которые до происшествия имели 2- и 3-комнатное жилье.

Условия проживания пострадавших жильцов в интернате №12
Условия проживания пострадавших жильцов в интернате №12kiev.vgorode

 

Сами жильцы говорят о том, что работники интерната и волонтеры своими силами сделали все, что смогли, для обеспечения уюта, ведь государством финансирование интерната не предусматривается.

“Нам сказали говорить о потребностях, не стесняться. Все, что нужно или понадобится в скором времени, записывать в специальную тетрадь”, — говорит владелица одной из разрушенных квартир.

Специальная тетрадь, где жильцы интерната сообщают волонтеров о вещах в которых нуждаются
Специальная тетрадь, где жильцы интерната сообщают волонтеров о вещах в которых нуждаются112.ua

По словам женщины, волонтеры сразу же организовали помощь. В частности, принесли очень много еды, раздавали ее семьям, но в первые дни мало кто вообще ел. Среди того, что приносили, была бытовая химия, шампуни, вещи, вода. “Единственное, чего не хватает, — денег. Нет возможности даже съездить в дом на Позняках”.

Это подтверждает и другой, проходящий мимо житель дома: “Я – участник боевых действий, но для того чтобы получить хоть какую-то финансовую помощь даже в такой ситуации, я все равно должен обойти эти круги бюрократического ада или предоставить документы, которых у меня попросту нет”.

Мужчина жил на 10-м этаже в пострадавшем подъезде. Об этом он и сообщил работникам паспортного стола, попросив проверить информацию о нем в личном деле, где и указан адрес, который подтвердил бы его личность: “Я пытался это объяснить, на что мне один из работников сказал: “А что, разве 10-й этаж тоже пострадал?”. А ничего, что рухнули этажи пониже? Я был в шоке. Человек не понимает, что сами спасатели не могут пока достать ценные вещи жильцов начиная с 4-го этажа и выше”.

Традиционно сами чиновники, называя разные суммы компенсации – от 50 тыс. грн за каждую разрушенную квартиру и 100 тыс. грн семьям погибших (такие суммы компенсации пообещали в Дарницкой районной администрации) до 1,5 млн грн за каждую квартиру (обещания киевских властей при содействии государства) – не уточнили, какой будет процедура выплат и когда именно их ждать.

Выиграли битву, но выиграем ли войну

Спустя 4 дня после ЧП Владимир Зеленский написал в фейсбуке пост, в котором заявил, что 12 семей получат ключи от квартир (первыми ключи получили семьи с детьми и семьи погибших). Остальные 28 квартир президент пообещал предоставить в течение месяца. Почему этим занимается президент? Это хороший вопрос, который касается политики.

Но на самом деле выдыхать пострадавшим рано. Почему? Во-первых, квартиры получили далеко не все пострадавшие. То есть из многомилионного украинского бюджета в обход очереди, что примечательно, удалось выделить деньги лишь на 12 квартир? Неужели найти еще 42 млн грн (28 квартир стоимостью в обещанные 1,5 млн) столь непосильная задача для государства, которое за лишь за первые полгода президентства Владимира Зеленского потратило в 15 раз больше на обслуживание его деятельности?

Во-вторых, в помещениях должен состояться ремонт, на который президент обязал киевские власти выделить средства. И снова ответственность за обещания президента ложится на плечи местного, казалось бы, не бездонного бюджета.

Уверенности не прибавляют и строки получения готового жилья, ведь они, как и район, где располагаются квартиры (в Киеве ли вообще), остались загадкой. Как бы не получилось, что в новые квартиры въедут внуки тех самых пострадавших.

Также возвращаясь к вопросу обхода очереди на жилье в столице (что-то из области фантастики), стоит поразмыслить и над тем, что за застройщик в столь краткие строки сумел предоставить 12 квартир (видимо, по личной просьбе Владимира Зеленского), и расследовать ситуацию на предмет соответствия антикорупционного законодательства.

Ведь пострадавшим, как никому другому, хотелось бы, чтобы этот красивый жест от президента не оказался очередным механизмом получения баллов, фикцией в виде котлована вместо нового уютного жилья. Главе государства стоит подумать и над тем, что в стране на самом деле очень много аварийных домов, и решать эту проблему постфактум, соболезнуя и раздавая квартиры, как пирожки, не выйдет. Нужно смотреть в корень.

Эти опасения легко подкрепляются аргументами в виде прошлых прецедентов, начиная со случая в 2005 году, когда вследствие взрыва в доме на ул. Красноткацкой жильцы нескольких подъездов на протяжении 5-6 лет проживали во временно предоставленных помещениях, пока в их доме делался ремонт, …

… и заканчивая взрывом в 3-этажном жилом доме на Голосеевском проспекте (2017 год), где даже спустя год после происшествия далеко не все пострадавшие получили жилье.

427492

Разрушенный взрывом дом на Голосеевском проспектеЦензор.нет

Стоит отметить, что жильцы обеспокоены и тем, что если процесс с квартирами все-таки затянется, есть вероятность переселения из интерната № 12 (в сентябре на учебу выйдут дети) в другое временное жилье.

А как насчет остальных жильцов дома?

Кроме жильцов полностью разрушенного подъезда № 6, остальные жильцы дома, в частности 5-го подъезда, тоже обеспокоены своей безопасностью, ведь, согласно экспертизе, им было разрешено вернуться в свои квартиры.

Стоит отметить, что процедура экспертизы дома на пригодность к жизни должна выглядеть так: эксперты, уполномоченные комиссией, проверяют фактическое состояние жилья (прочность и устойчивость строительных конструкций, соблюдение санэпидтребований и гигиенических нормативов содержания вредных веществ, излучений и пр.). Комиссия выносит заключение, что процент износа составляет столько-то. Далее подключается районная администрация, которая на основании заключения комиссии принимает решение о дальнейшей судьбе конкретного помещения или всего дома, о сроках отселения жильцов в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу или о необходимости проведения ремонтно-восстановительных работ.

Ситуация с экспертизой дома на Позняках более чем подозрительна, ведь еще несколько дней назад в эти квартиры спасатели не пускали людей. Виталий Кличко говорил о вероятности сноса, а сами очевидцы отмечали трещины по обшивке дома, которые возникли именно после взрыва: “Если 6-я секция будет падать, она может потянуть и 5-ю, ведь зазора между секциями нет – стена общая, чего быть не должно…”.

В разговоре жильцы подъезда также отметили, что они, опасаясь за свою жизнь, хотели заказать повторную независимую экспертизу, на что услышали: “Заказывайте, но если найдут трещины и жилища окажутся непригодными к заселению, вас выселят сами знаете куда”.

Интересно, что никто нигде не говорил о компенсации ремонта для владельцев квартир 5-го парадного, хотя крышу, а также окна и рамы на балконе в нескольких квартирах следует заменить. Что-то подобное происходило спустя год после взрывов на Ичнянских складах (2018 год), когда почти всем, кто остался без крыши над головой, уже купили квартиры, а те, у кого квартиры уцелели, все еще ждут деньги на ремонт.

Более того, по словам владелицы одной из квартир подъезда, ее предупредили, что если в ходе ремонта пойдет трещина по всему дому, вина ляжет полностью на нее, как бы абсурдно это ни звучало.

Еще одной проблемой является и то, что некоторые владельцы уцелевших квартир из 5-го и других подъездов дома лишились возможности продажи или сдачи своих квартир в аренду: “Спрос упал, и всё точно не вернется на круги своя. Теперь я не знаю, что мне делать с этой квартирой”, — отмечает владелица квартиры в подъезде № 5.

Нельзя обойти вниманием и случай женщины, бывшей жительницы одной из обрушившихся квартир, которая арендовала ее на протяжении 20 лет: “Я вообще не знаю, что мне делать дальше и куда идти. Квартира не моя, мне ее никто не компенсирует. Там были все мои вещи, нажитые за это время”.

Стоит отметить, что жильцам разрешили возвращаться в свои квартиры, не урегулировав вопрос с газом, так что возможности готовить пока нет.

***

О взрыве дома на Позняках сегодня говорят все СМИ. Поэтому не бросить все возможные ресурсы на решение проблемы с жильем пострадавших власти не могли, иначе это вызвало бы ненужный перед выборами резонанс. Но как правило, не всегда то, что хорошо начинается, может так же успешно прийти к логическому завершению. Особенно что касается возмещения государством убытков. Денег пострадавшие могут ждать годами.

Так или иначе, для того чтобы быть услышанным в вопросах компенсации или же признания дома аварийным, адвокаты советуют продолжать создавать резонанс: говорить о проблеме, обращаться в разные инстанции и не ставить крест на деле, думая, что ничего не выйдет. Как показывает практика, возмещение вреда возможно даже в том случае, если на голову упала сосулька.

Ирина Шостак, 112.UA

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка