ВСК постановила быть

Временная специальная комиссия по проверке судей судов общей юрисдикции (ВСК) приняла решение о продлении срока своей работы почти на 5 месяцев. Это решение большинства членов ВСК вызвало негодование у критиков Комиссии, заявивших, что мало того, что к объективности ее работы есть претензии, так она еще взяла на себя полномочия, которые принадлежат Верховной Раде.

Первые последствия решения ВСК уже есть: судьи и их защитники теперь на каждом заседании заявляют членам Комиссии отводы и обвиняют их в нарушении закона, а член Комиссии, судья Верховного Суда в отставке Николай Лавренюк заявил о выходе из ВСК.

Тем временем, ВСК продолжила рассмотрение дел судей, выносивших решения в ходе массовых акций протеста в 2013–2014 гг. Некоторые выводы ВСК оказались традиционно спорными, что позволило противникам Комиссии в очередной раз заявить о необходимости ее ликвидации как неконституционного органа, неспособного объективно рассмотреть дела сотен судей.

Судей решили проверять дольше

Создание ВСК предусмотрено Законом «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Согласно ему, Комиссия должна осуществлять проверку судей ровно год с момента формирования ее состава. Сейчас в ВСК 10 членов, а кворум, необходимый для ее работы, составляет 9 человек.

Дата, с которой можно начинать отсчет работы ВСК, традиционно вызывает споры. Напомним, 25 апреля 2014 г. 5 своих представителей в состав Комиссии делегировал Верховный Суд Украины, а 3 июня 2014 г. 5 членов Комиссии назначила по своей квоте правительственный уполномоченный по вопросам антикоррупционной политики Татьяна Чорновол. После этого сформировался кворум, позволяющий ВСК начать работу. Однако о своем создании и начале приема заявлений от граждан и юридических лиц о проведении проверки судей Комиссия официально объявила лишь 12 июня 2014 г. 3 июля состоялось организационное заседание, на котором был принят регламент деятельности ВСК. В нем указано, что Комиссия считается сформированной с момента «избрания на ее первом заседании председателя, заместителя председателя, секретаря Комиссии, утверждения регламента». Таким, образом, возникло противоречие между законом и регламентом ВСК, и соответственно, проблема, как все-таки рассчитывать сроки создания Комиссии: с момента формирования кворума, как это предусмотрено законом, с даты фактического начала работы или с момента первого заседания? По мнению экспертов, ВСК в любом случае должна была прекратить рассмотрение заявлений в отношении судей до 12 июня 2015 г., а все нерассмотренные дела передать в Высший совет юстиции (ВСЮ).

Однако 3 июня ВСК неожиданно объявила, что продолжит работу еще около 5 месяцев, несмотря на истечение отведенного законом срока. Для этого в Комиссии решили воспользоваться лазейкой в Законе «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине», где указано, что полномочия ВСК истекают спустя год, но без конкретизации дат и учета некоторых обстоятельств, при которых это должно произойти. Как сообщил председатель ВСК Владимир Мойсик, Комиссия должна отработать то время, когда ее работа была парализована уходом судей Верховного Суда в отставке в конце 2014 г.

Большинство членов ВСК поддержали внесение соответствующих изменений в регламент, против выступил только судья Верховного Суда в отставке Николай Лавренюк, заявивший, что такие изменения фактически входят в противоречие с Законом «О восстановлении доверия…», изменения в который должен принимать парламент. «Не считаете ли вы, что то, что вы делаете – это изменения в закон, которые может внести только Верховная Рада? В законе четко сказано, что деятельность ВСК прекращается после истечения отведенного ей срока», – заявил Н. Лавренюк.

Аргументы, изложенные остальными членами ВСК в поддержку продолжения работы Комиссии, выглядели несколько странно и не содержали четкой обоснованности такого шага. Так, Петр Варишко сообщил, что предложение продлить полномочия ВСК «не противоречит» парламентскому законопроекту, которым работу ВСК предлагается продлить на 2 года (подробнее см. «Судебно-юридическая газета №19-20 от 25 мая 2015 г.). А Екатерина Смирнова заявила, что поскольку еще остаются нерассмотренные дела, продолжать работу является обязанностью членов ВСК. Никаких нарушений закона, по ее словам, в этом нет.

В итоге в п. 1.6 регламента деятельности ВСК были приняты изменения, согласно которым в срок работы Комиссии не засчитывается время, которое она не работала из-за отсутствия полномочного состава, т. е. около 5 месяцев. 5 июня соответствующие изменения были опубликованы в парламентской газете «Голос Украины». В эксклюзивном интервью нашему изданиюН. Лавренюк заявил, что менять свою позицию не собирается, и 12 июня станет последним днем его работы в ВСК. Таким образом, в составе ВСК останется всего один бывший судья – председатель В. Мойсик.

Судьи попали под «Автомайдан»

В начале лета ВСК резко активизировала свою деятельность. Если ранее в месяц она проводила одно, максимум 2 заседания, то только в первой половине июня их состоялось 3. Качество публичного рассмотрения дел сразу упало. Если ранее докладчики, как правило, сообщали присутствующим обстоятельства дел, то теперь они сосредоточились на констатации ошибок, допущенных судьями, без доклада материалов дел. Это делает невозможным понимание ситуации, в которой судьям пришлось принимать решения. Бросается в глаза и несоблюдение алфавитного принципа распределения дел в Комиссии. Так, в ходе 9 заседаний ВСК Маркиян Галабала выступал докладчиком 24 раза, председатель ВСК В. Мойсик – 8 раз, по 7 раз выступали Марина Соловьева и Татьяна Юзькова. М. Лавренюк, для сравнения, выступил докладчиком 6 раз.

Как и прежде, спорными остаются решения, которые судьи принимали в отношении активистов «Автомайдана». До сих пор сложно рационально объяснить, почему дела одних судей, лишивших водительских прав активистов «Автомайдана», направляются в ВСЮ для увольнения за нарушение присяги, а других, несмотря на схожесть дел – в ВККС, где дисциплинарные производства в их отношении должны быть закрыты за давностью совершенного проступка. Объяснения членов ВСК, что якобы в одних случаях судьи каким-то образом «пытались объективно рассмотреть дело, но ошиблись», а в других продолжали настаивать на своей правоте, выглядят крайне субъективно.

Типичная ситуация наблюдалась при рассмотрении дела судьи Подольского районного суда Киева Светланы Захарчук. Как следует из материалов дела, в январе 2014 г. она лишила права на управление транспортным средством сроком на 3 месяца активиста «Автомайдана» Александра Катрушу, участника известного автопробега в Межигорье 29 декабря 2013 г. По версии ГАИ, тогда А. Катруша не отреагировал на требование инспектора остановиться и проехал мимо. Уже в январе, при совершении очередного правонарушения на дороге, он был, наконец, остановлен ГАИ, после чего выяснилось, что он уже попадал в поле зрения автоинспекции.

Характерно, что в суде А. Катруша вообще не отметил тот факт, что являлся активистом «Автомайдана». А потом он запутался в показаниях, то утверждая, что вовсе не участвовал в известном автопробеге, то говоря, что все-таки в нем участвовал, но проезжал там несколькими часами ранее и не мог попасть в поле зрения ГАИ. Свидетели, пришедшие в суд, чтобы доказать невиновность водителя и наличие у него алиби, дали настолько противоречивые показания о времени и месте пребывания А. Катруши 29 декабря, что лишь усугубили ситуацию. Уже на заседании ВСК А. Катруша уверенно заявил, что являлся активистом «Автомайдана» и участником автопробега в Межигорье, но продолжил настаивать на своей невиновности. Предыдущую версию событий 29 декабря он рассказал в суде лишь потому, что так ему посоветовали юристы.

В итоге дело С. Захарчук было передано в ВСЮ. По словам председателя ВСК В. Мойсика, решающим стало то обстоятельство, что по закону протокол о совершении водителем правонарушения должен составляться на месте происшествия в одно время с его совершением. К сожалению, члены ВСК не разъяснили судьям, как быть в ситуации, когда водитель упорно не желает останавливаться на требование инспекторов ГАИ или пытается любой ценой избежать ответственности, находя свидетелей, готовых лжесвидетельствовать в суде.

Характерная история произошла и с судьей Голосеевского райсуда Киева Ларисой Калиниченко. 15 января 2014 г. она лишила водительских прав сроком на 3 месяца одного из лидеров «Автомайдана» Сергея Хаджинова, который не остановился по требованию сотрудника ГАИ после митинга у здания МВД 25 декабря 2013 г. В суде тогдашние народные депутаты от партии «Батькивщина» Арсений Яценюк и Сергей Пашинский заявили, что С. Хаджинов якобы заранее передал им право на управление транспортным средством, следовательно, правонарушение совершил не он. Судья их словам не поверила, и теперь ее дело передано в ВСЮ. Таким образом, достаточно сложные, запутанные дела по «Автомайдану» всегда сводятся к простому выводу о виновности судьи.

Едва ли не первым делом, когда судья признал свою вину, стало дело судьи Броварского горрайнного суда Киевской области Николая Рабца, которое рассматривалось 3 июня. В январе 2014 г. он на 6 и 3 месяца лишил права на управление транспортными средствами двух активистов «Автомайдана», участвовавших в автопробеге к Межигорью и не отреагировавших на сигналы ГАИ. Примечательно, что один из них, В. Пархоменко оплатил судебный сбор после решения суда, что, по словам судьи, фактически означало признание им своей вины. Дело Н. Рабца было направлено в ВККС. «С выводами Комиссии в целом согласен, протоколы и рапорты были составлены инспекторами небрежно», – отметил «Судебно-юридической газете» судья.

Тот, который не бросал

Неоднозначными можно назвать и решения Комиссии по делам судей Соломенского райсуда Киева Аллы Демидовской и Сергея Зинченко, судьи Шевченковского райсуда Киева Андрея Трубникова и группе из 5 судей Апелляционного суда Киева.

Так, А. Демидовская 22 января 2014 г. арестовала на месяц Владислава Цилицкого, который был задержан сотрудниками «Беркута» на крыше колоннады стадиона «Динамо» во время беспорядков на ул. Грушевского. По данным следствия, он бросал оттуда в сотрудников милиции бутылки с зажигательной смесью. Дело судьи было передано в ВСЮ, поскольку ВСК установила, что А. Демидовская рассмотрела дело в отсутствие задержанного, хотя и в присутствии адвоката. Сам задержанный находился в больнице, поскольку был избит при задержании. До сих пор неизвестно, прекращено ли уголовное производство в отношении самого В. Цылицкого, поскольку Генеральная прокуратура соответствующие сведения адвокату судьи предоставить не смогла.

Еще один судья этого же суда С. Зинченко 23 января 2014 г. арестовал на месяц Виталия Ахрамеева, задержанного на ул. Грушевского 21 января. В суде задержанный заявил, что в беспорядках участия не принимал, а на улице Грушевского оказался потому, что хотел «срезать дорогу» к ст. метро «Арсенальная», когда около 2.00, будучи нетрезвым, возвращался домой с празднования дня рождения. При личном досмотре на одежде В. Ахрамеева были выявлены следы зажигательной смеси. Присутствующие в суде депутаты сообщили, что он «известная личность», поскольку якобы продавал кофе возле Главпочтамта и даже был активистом «Батькивщины». Комиссия передала дело С. Зинченко в ВККС.

Споры вызвало и решение передать в ВСЮ дела судьи Андрея Трубникова и судей Апелляционного суда Киева, в частности заместителя председателя суда Марии Прындюк. В декабре 2013 г. они последовательно принимали решения об избрании меры пресечения активисту Майдана Владимиру Кадуре. По данным следствия и многочисленных видеозаписей, именно В. Кадура находился 1 декабря 2013 г. за рулем погрузчика во время беспорядков на улице Банковой. Сам он заявил «Судебно-юридической газете», что за рулем погрузчика действительно был, но никого не давил, а лишь не давал другим сесть за руль, чтобы не допустить трагедии.

Несколько странно выглядела ситуация с судьей Деснянского райсуда Киева Александром Котовичем. В ходе событий на ул. Грушевского он арестовал на месяц Григория Немченкова, ранее судимого по ст. 309 УК («незаконное производство, приобретение, хранение наркотических средств»). Представитель судьи, бывший координатор Центра правовой защиты Штаба национального сопротивления Юрий Михальский, сообщил, что с А. Котовичем они сотрудничали во время Майдана и получали от судьи информацию о ситуации с задержанными активистами. «По «Автомайдану» судья А. Котович не вынес ни одного негативного решения, он не заслуживает наказания», – отметил Ю. Михальский. Решение судьи по аресту Г. Немченкова, по его словам, было единственно верным в той ситуации, поскольку задержанный был из другой области. Этот же судья потом изменил арестованному меру пресечения на домашний арест. Тем не менее, Комиссия отправила дело судьи в ВККС.

Первые ласточки

Ситуация, когда судьи и их адвокаты поставили под сомнение легитимность работы Комиссии, не заставила себя ждать. 9 и 10 июня адвокат Ростислав Кравец, представляющий интересы сразу нескольких судей, и представитель судьи М. Прындюк поочередно заявили отвод всем членам ВСК и назвали их работу необъективной и предвзятой. Отдельного внимания удостоился председатель Комиссии В. Мойсик, которого обвинили в членстве в политической партии «За Украину!», что делает его работу в ВСК спорной. Однако В. Мойсик тут же опроверг это обвинение, заявив, что вышел из партии в июне 2012 г., о чем есть его соответствующее заявление. Тем не менее, согласно Единому реестру общественных формирований, В. Мойсик до сих пор значится первым заместителем председателя этой партии.

Также членов Комиссии обвинили в сокрытии и искажении ряда фактов, содержащихся в материалах дел. Следует отметить, что подобные обвинения небезосновательны. Например, докладывая 3 июня дело судьи Бабушкинского райсуда Днепропетровска Веры Левч, 25 января 2014 г. отпустившей на поруки несовершеннолетнего участника состоявшейся накануне акции протеста, который в ее ходе обмотал лицо шарфом, П. Варишко заявил, что такое действие молодого человека было «логичным, поскольку была зима». Однако СМИ Днепропетровска сообщали, что 24 января большая группа радикально настроенных молодых людей нарушила общественный порядок в городе, а у около 15 человек на лица были надеты медицинские маски и натянуты шарфы, чтобы их не смогли узнать. Погода в городе в тот день была солнечной, а температура составляла всего 10 – 13°С. Проверка В. Левч, впрочем, была прекращена Комиссией. Неудивительно, что сторона судьи М. Прындюк заранее поставила под сомнение объективность будущего решения Комиссии по судьям Апелляционного суда Киева, учитывая то обстоятельство, что дела судей, рассматривавших эти же дела в первой инстанции, уже были переданы в ВСЮ.

Всего за все время работы ВСК рассмотрела дела 62 судей. 45 из них были направлены в ВСЮ, 12 – в ВККС, а еще в 5 случаях проверки были прекращены.

КОММЕНТАРИИ ЭКСКЛЮЗИВ

Юрий Михальский, адвокат, представитель судьи Деснянского райсуда Киева А. Котовича

– Практически в каждом столичном суде у нас было определенное лицо, с которым мы неофициально сотрудничали. Конечно, сотрудничество адвоката и судьи является нарушением присяги, но во время Майдана, когда были массовые задержания, часто по-другому невозможно было выяснить, где находится тот или иной задержанный. А так мы знали, где, когда и во сколько будет нужное заседание суда, чтобы подготовится к нему. А. Котович и председатель Деснянского райсуда Киева Владимир Лобанов были координаторами такой работы. Судья Котович нам сильно помог как следственный судья, но ВСК не интересуют обстоятельства дела, что и как происходило на самом деле. Свою позицию в отношении А. Котовича я пойду отстаивать в ВККС.

Мария Прындюк, заместитель председателя Апелляционного суда Киева

– Нарушение присяги предусматривает, что судья совершил проступок, который противоречит возложенным на него обязательствам. Мы ничего подобного не совершали, все дела рассматривали объективно. Например, при рассмотрении дела Ярослава Притуленко, задержанного 1 декабря 2013 г., было учтено, что у него были изъяты металлический щит, нож, пистолет с металлическими пулями, пустые бутылки, бутылка с бензином. Задержанный сообщил, что он хотел изготовить «коктейль Молотова». Он остался под стражей. Мы принимали решения в соответствии с законом, присягу судьи не нарушали.

Юрий Деревянко, народный депутат Украины

– Для продления полномочий ВСК уже подготовлен законопроект, за него должна проголосовать Верховная Рада. Сама по себе Комиссия своим решением не может продлить себе полномочия, они установлены законом. Они могут только дать сигнал парламенту, чтобы он предпринял необходимые действия.

Владимир Мойсик, председатель ВСК

– Решения нам даются непросто. Слушая пояснения судей и их адвокатов, можно увидеть картину, далекую от реальности. Никто из них не говорит, как избитых активистов Майдана таскали по судам, держали в клетках. Мы приняли абсолютно законное решение о продлении срока нашей работы, которое уже опубликовано. Закон не устанавливает срока полномочий членов ВСК, полномочия работать ровно год имеет только сама Комиссия, но не ее члены. Нужно продолжать очищение судебной власти. Мы работаем не для себя, а для общества. Мы стали на службу Майдану.

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Член ВСК Николай Лавренюк: «Председатель использовал Комиссию для личного пиара»

Судья Верховного Суда в отставке, член Временной спецкоммиссии по проверке судей Николай Лавренюк в эксклюзивном интервью «Судебно-юридической газете» рассказал о разногласиях с председателем Комиссии, «ручном управлении» в ВСК, а также о том, кем и как принимаются решения о рассмотрении дел судей, и почему он решил выйти из состава Комиссии.

– Насколько можно судить, решение членов ВСК о продлении сроков работы Комиссии уже вступило в силу?

– Так нельзя говорить, потому что само по себе решение, принятое Временной спецкоммиссией по проверке судей 3 июня, незаконное. Ни в Конституции, ни в Законе «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине» нигде не указано, что ВСК может сама себе продлить срок полномочий. Срок работы Комиссии там указан вполне конкретный, а как его будут отсчитывать – с 3 или 12 июня 2014 г., не имеет большого значения.

– Т. е. члены ВСК нарушили закон?

– Совершенно верно.

– Какие это может иметь последствия?

– Это значит, что судьи, в отношении которых ВСК еще будет проводить проверки, будут заявлять членам Комиссии обоснованные отводы. Высший совет юстиции, которому еще предстоит выносить решения по судьям, дела которых рассмотрит ВСК, конечно, не согласится с выводами Комиссии и признает их незаконными. Я считаю, что дальнейшая работа ВСК не имеет смысла. Законных оснований для ее работы нет.

– Неужели этого не понимают члены ВСК?

– Я пытался объяснить им все это. Но председатель Комиссии Владимир Мойсик заявил, что пока об этом заявил только один адвокат (Ростислав Кравец – прим. изд.), а у нас в ВСК их 5, и они считают, что Комиссия должна работать дальше. Лично мое мнение, что такая позиция членов ВСК происходит из незнания или непонимания законов, того же Закона «О восстановлении доверия к судебной власти в Украине». Они считают, что всего лишь изменили регламент деятельности ВСК, и в этом нет ничего страшного.

– Известно, что судьи Верховного Суда не горят желанием идти работать в ВСК. Почему так происходит?

– Мы обращались к председателю Верховного Суда Украины Ярославу Романюку, чтобы Пленум суда выбрал новых членов ВСК, но желающих работать в Комиссии не было. Прямо о причинах такой позиции никто не говорит, но я полагаю, это связано с тем, что сами судьи работу ВСК не поддерживают. Многие считают, что вменяемые судьям нарушения надуманны. Это неблагодарная работа, к тому же, она не оплачивается. Работать надо на энтузиазме, следовательно, у судей нет заинтересованности в работе в составе Комиссии.

Многие решения ВСК нельзя назвать бесспорными. Часто непонятно, почему за похожие решения дела судей в одних случаях передаются в ВСЮ, а в других – в ВККС. Все решения в ВСК принимаются большинством голосов, иногда все решает перевес всего в один голос. В то же время, у каждого может быть свое мнение по тому или иному вопросу. Многие члены Комиссии – юристы и адвокаты, а они все понимают по-своему. В начале работы ВСК они вообще были настроены так, что судьи, принимавшие те или иные решения, виноваты априори. Со временем, правда, подход стал более объективным. Большинство решений о нарушении судьями присяги справедливы, потому что судьи принимали решения, выгодные власти, и никто из них не думал, что их действия кто-то может подвергнуть сомнению.

– Как происходит распределение дел в ВСК?

– Дела, согласно регламенту, распределяет председатель ВСК. По мере поступления они должны распределяться между членами ВСК согласно алфавитному порядку. Но насколько мне известно, этот порядок не соблюдается. Заметно, что председатель выбирает, кому какое дело дать. Почему так происходит, я не знаю.

– Замечено, что лично Вы редко выступаете с докладами.

– Раньше я выступал с докладами, как и все, но в последнее время произошли изменения. Дела, которые 9 и 10 июня зачитал Маркиян Галабала, изначально были у меня. Они все были связаны друг с другом. Я предложил порядок, по которому их можно было бы наиболее удобно рассмотреть, но со мной не согласились, и я отказался их докладывать.

– Было ли так, что лично Вы при голосовании были против того или иного решения в отношении судьи?

– Так было нередко, в частности в случаях, когда речь шла о нарушении судьями присяги.

– Не кажется ли Вам, что лицо, активно участвующее в политической жизни, не может быть главой ВСК?

– Я говорил В. Мойсику в присутствии других членов ВСК, что он использовал Комиссию для личного пиара. Длительное время он вообще не уделял внимания Комиссии, занимаясь своим выдвижением в состав ВСЮ и предвыборной кампанией в парламент. А потом утверждал, что его кандидатура якобы внесена в некие списки на должность Генерального прокурора. ВСК он использовал только для своей выгоды, хотя, долгое время работая в Верховной Раде, мог бы добиться, чтобы парламент быстрее назначил членов Комиссии по своей квоте. Но он отделывался лишь отговорками.

– Вы выходите из состава ВСК?

– Я уже сообщил ее членам, что с 12 июня прекращаю работу и на заседания ходить больше не буду.

– Просили ли Вас остаться, по крайней мере, чтобы состоялись заседания 9 и 10 июня?

– Настойчивых просьб не было. Просто спросили, буду ли я работать эти несколько дней. Я ответил, что да, поскольку заседания уже назначены.

Вячеслав Хрипун, «Судебно-юридическая газета»