Всем должны, а денег нет. Что вскрыла история с киевским ТРЦ Магелан

Есть ли в конфликте вокруг киевского торгового-развлекательного центра предпринимателя Анатолия Юркевича русский след, или кто оплатит банкет.

В начале этого месяца в украинской столице произошло то, что любому обывателю кажется абсурдным, незаконным и, вообще, кто знает каким. По крайней мере, так это выглядит со слов Анатолия Юркевича – владельца компании Край Проперти, которой принадлежит ТРЦ Магелан в Киеве.

От любви до ненависти

В своей статье на Экономической правде он написал: «Брат у ворот – 1 июня к зданию торгового центра Магелан приехали «зеленые человечки», – в шлемах, балаклавах и заявили, что они «от Сбербанка» и выполняют решение Верховного суда».

На следующий день они уже контролировали здание, чему никак не мешала приехавшая полиция.

Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании Кравец и партнеры, говорит, что решения суда по закону может выполнять только исполнительная служба. И что люди в масках – это явное нарушение. Здесь смело можно идти в суд. Но, как правило, в судах такие дела затягиваются. И наказание за такие действия, если и есть, то оно незначительно по сравнению с ценой контролируемого имущества. Так что этим мало кто занимается, а стараются решить вопрос по сути.

Первое, что показывает случай с Магеланом, – чаще своего в Украине добиваются те, у кого крепче «исполнители».

Юркевич связывает такой смелый шаг с тем, что Сбербанк в Украине якобы перешел под контроль бизнесмена Валерия Хорошковского. Об этом косвенно говорит тот факт, что советником председателя правления Сбербанка с недавнего времени стал Ярослав Порохняк, который раньше работал с предпринимателем на телеканале Интер. Хотя он сам это и отрицает. «Я работаю с Князевой (Ирина Князева, председатель правления Сбербанка в Украине – НВ) с 2002 года, мы там и без Валерия Ивановича хорошо друг друга знаем», – заявил он НВ Бизнес.

Где деньги

Суть спора между Сбербанком и Юркевичем типична для украинского рынка торговой недвижимости.

Вот что следует из комментария кредитора для НВ Бизнес. Банк сотрудничает с Край Проперти с 2011 года. Он подписал с девелопером два кредитных договора с лимитом в $46,2 млн. А затем увеличил лимит по первому договору еще на $10 млн. Юркевич написал, что должен банку $67 млн, из которых $55 млн – тело кредита, а остальное – сумма, которую банк насчитал за просрочку выплат.

Здесь проявляется еще одна особенность бизнеса «по-украински». Заемщику, который работает в Украине, получает аренду в гривне, выдают долларовый кредит. А потом, когда ситуация изменилась, начинают думать, что с ним делать.

В принципе, так было со всеми физлицами, которые взяли ипотечные кредиты до кризиса. Когда их выдавали, никто не думал, а может и не хотел думать, что гривня – одна из наименее стабильных валют в мире.

В Сбербанке говорят, что с 2014-го по 2016-й девять раз реструктуризировали кредит. И семикратно снизили ежемесячные платежи, отсрочили выплату процентов на несколько месяцев.

Юркевич добавляет к этой истории интересные детали. По его словам, ситуация обострилась, когда в 2016-ом году полномочия по управлению украинским бизнесом на себя взял московский офис Сбербанка.

Заемщику сначала предложили взять кредит у российского банка на другую публичную компанию и погасить украинский долг. Когда он отказался, у него сначала возникли проблемы с бизнесом в России, а потом кредитор решил забрать торговый центр. Но заемщик начал защищаться в судах и делает это до сих пор.

Третий не лишний

Срок расчета по долгам перед Сбербанком у компании Край Проперти истек еще в начале 2017 года. Но должником она оказалась не только перед банком. Деньги с нее требует некая компания Краина Лимитед. И именно по запросу последней на все имущество ее должников первично были наложены аресты.

По словам адвоката и партнера практики управления конфликтами адвокатского объединения Juscutum Ксении Проконовой, здесь может быть использована схема по вводу третьего игрока, которому якобы должны. Таким игроком как раз и выступает Краина Лимитед. «Это делается для возможности наложения ареста на ТРЦ, чтобы банк не мог взять его в собственность по ипотечной оговорке», – объясняет она.

Судебное решение первой инстанции, к которому Сбербанк как сторону не пустили вообще, обязало Край Проперти вернуть долг Краина Лимитед. Что у этого решения с исполнением – неясно, но имущество, то есть торговый центр, было арестовано в рамках обеспечения иска.

Вторая инстанция тоже отказала Сбербанку во вступлении в дело. Кассация в ноябре 2017-го года частично удовлетворила жалобу и вернула на повторное рассмотрение. Обеспечение было отменено определением Киевского апелляционного хозсуда 18 декабря 2017-го.

Аргументом Сбербанка было то, что его не пустили в первую инстанцию, на имущество наложили арест по иску другого должника, и он боится, что денег вообще не получит. Арест отменили и уже через день в результате внесудебной процедуры обращения взыскания по ипотеке Сбербанк стал собственником Магелана.

Кто кого

Сейчас наблюдается юридический клинч. Владельцы Магелана всем должны, денег нет, а на какой стадии реально находится исполнительное производство – неясно, так как нет никакой информации, предъявили ли взыскатели приказы суда в исполнительную службу.

В Сбербанке сообщили, что по состоянию на 11 июня все якорные арендаторы перезаключили договора с подконтрольной учреждению управляющей компанией. Охрану объекта будет осуществлять Государственная служба охраны.

Однако, не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Юркевич говорит, что Сбербанк уже взыскал с его компании объекты залога: два завода, гостиничный комплекс и ряд помещений. Однако, это стало возможным потому, что банк добился в судах отмены обеспечительных мер. А рассмотрение иска по сути еще не завершено.

То есть Край Проперти утратила возможность получать выручку от объектов, но Сбербанк пока не может их продать.

Конечно, можно сказать, почему бы заемщику не отдать кредитору залоговое имущество и не забыть о Сбербанке, как о страшном сне. Но тут возникает проблема. Дело в том, что стоимость Магелана сейчас сильно упала. В банке оценили его в $22 млн. И ожидают получить от Юркевича еще $45 млн, которые последний, конечно, платить не спешит. Так как не согласен ни с суммой пени, ни с тем, что у него забрали торговый центр.

Скорее всего, у этой истории будет продолжение. Только, наверное, запутанное и утомительное. Край Проперти и ее связанные предприятия обжалуют в суде приобретение в собственность Сбербанком торгового центра. Сейчас дело лишь в первой инстанции. Суды могут затянуться до конца года. Параллельно проходит суд Сбербанка о взыскании оборудования ТРЦ. Кроме того, стороны, скорее всего, будут добиваться оценки залога в свою пользу.

Вернуться к девелоперскому бизнесу Юркевичу будет сложно. Потому что это невозможно без банковских кредитов. А кто его выдаст заемщику, который не отдает залоговое имущество.

Наилучшим исходом для бизнесмена будет продажа объектов и сохранение оставшегося у него бизнеса, а возможно и средств, которые он занял у Сбербанка. Если таковые у него припрятаны на черный день.

По крайней мере, многим украинским бизнесменам, в частности экс-владельцам банков, до сих пор это удается.

Андрей Юхименко, Евгений Черновалов, НВ