Верховная Рада и коронавирус: почему депутаты не ушли на карантин

Себе все, всем остальным – ограничения: в то время как украинцы вплоть до 3 апреля включительно будут жить в условиях карантина, отечественные парламентарии продолжат свою работу в пленарном режиме. Казалось бы, ничего из ряда вон выходящего в этом нет, поскольку рабочие будни никто ни для кого не отменял, но есть, как минимум, одно «но».

Согласно распоряжению правительства, до 3 апреля, в Украине отменяются массовые мероприятия с более чем двумястами участниками. А в Киеве цензорно-карантинный порог составляет и вовсе 60 человек. На сегодняшний день количество депутатов Верховной Рады составляет 423 человека. Естественно, явка на пленарные заседания не бывает стопроцентной, но более трехсот нардепов в сессионном здании под куполом собираются «железно». Да что там говорить, если одна лишь пропрезидентская фракция насчитывает 248 обладателей мандатов, а явочная дисциплина у «слуг» почти образцовая.

Таким образом, получается, что, начиная с понедельника, 16 марта, в одном только зале здания под стеклянным куполом на Грушевского ежедневно в режиме «face to face» будет собираться то количество людей, которое не просто выходит за рамки установленного карантинного порога, но и в пять раз его превышающее.

Вместе с тем, нельзя сказать, что депутатский корпус будет работать в привычном режиме. В четверг, 12 марта, спикер Дмитрий Разумков своим спецраспоряжением ограничил посещение Верховной Рады до окончания общенационального карантина для всех лиц, кроме народных депутатов и их помощников, а также тех, кто работает в парламенте на постоянной основе (аппарат ВР, обслуживающий персонал и т.д.). Глава ВР также распорядился председателям комитетов Рады, временных специальных и следственных комиссий, проводить заседания исключительно в административных зданиях парламента. Ученые, эксперты, специалисты-практики или представители общественности, приглашенные на заседания профильных парламентских комитетов и ВСК, будут принимать участие в таких мероприятиях в режиме видеоконференций.
Посещение здания единственного законодательного органа страны, как исключение, возможно по отдельной аккредитации для журналистов, которые, правда, вынуждены будут работать только в пределах пресс-центра на третьем этаже. Доступ в ложе прессы и кулуары – табу.

В оппозиционном лагере в введении эксклюзивных условий для работы депутатского корпуса увидели подвох. «Несмотря на общенациональный карантин, парламент будет собираться. Понимаете, для них общие правила не писаны. А почему? А потому что они ввели карантин только для того, чтобы принять закон о земле и не дать людям выйти под стены Рады, чтобы защитить свои права», — сокрушается в беседе с Lenta.UA нардеп от ОПЗЖ Вадим Рабинович.

Категорически не согласен с коллегой по парламентскому цеху представитель правящей «Слуги народа» Юрий Камельчук. «Депутатов не отправляют на превентивный карантин, думаю, в силу нескольких причин. Ключевая: уже четко видны, скажем так, толчки мирового экономического кризиса и коронавирус только усиливает тревогу, потому что уменьшается товарооборот, движение людей, капитала и Украине необходимо в срочном порядке думать над тем, каким образом мы эту ситуацию будем «разруливать» внутри страны. Поэтому, повестка дня ВР должна быть дополнена законопроектами, которые будут приняты не через месяц или два, а в самое ближайшее время. Что касается рассказов некоторых депутатов о том, что карантин ввели, чтобы не позволить людям «протестовать» под стенами парламента против введения рынка земли. Я видел все эти «митинги». Это – попытка отдельных политсил показать, что якобы простой народ выходит и протестует. Частично это действительно так, но в целом – постановочное шоу», — констатирует Камельчук в комментарии нашему изданию.

Вводя особые правила работы в условиях общегосударственного карантина, спикер Разумков не выходит за рамки закона, подчеркивает известный юрист Ростислав Кравец.

«Постановление правительства о введении карантина не распространяется на государственные учреждения, к числу которых относится и Верховная Рада. Поэтому никаких нарушений со стороны парламента я не вижу. Другое дело, что да, необходимо принять максимальные меры для защиты парламентариев, которых выбрал народ с тем, чтобы Украина на фоне глобальных и локальных вызовов не осталась парализированной без функционирующего законодательного органа», — отмечает эксперт в комментарии Lenta.UA.

Ничего экстраординарного в том, что депутаты будут работать практически в обычном режиме, не видит и политолог Петр Олещук: «Да, начиная со следующей недели, ограничивается проход в парламент не только журналистов, но и помощников депутатов на общественных началах, а также бывших парламентариев. И это нормально, на мой взгляд, потому что кулуары — это место, где больше людей, чем в сессионном зале. То есть, давайте называть вещи своими именами: туча людей просто слоняется по Верховной Раде, ничего по большому счету там не делая. Им просто приносит удовольствие сам факт пребывания в ВР. Поэтому решение Разумкова, думаю, логичное, поскольку контролировать 400 депутатов намного проще, чем эти хаотичные потоки людей. И я более чем убежден, что если среди депутатов будут выявлены какие-то угрозы, то они сами, без лишних и особых уговоров, разойдутся на карантин».

Отвечая на вопрос Lenta.UA о том, а насколько обоснованной является работа депутатского корпуса с учетом численного нарушения «карантинного» постановления Кабмина, эксперт подчеркнул следующее: «На мой взгляд, насущность работы депутатов в пленарном режиме связана с тем, что они не хотят прекращать рассматривать вопрос земельной реформы, которая и без того рассматривается долго и нудно. Власть же демонстрирует намерение утвердить данное решение. Не надо также забывать, что этот (земельный — Ред.) вопрос является довольно значимым для продолжения сотрудничества с МВФ, откладывать которое в долгий ящик мы не можем, потому что, либо через определенное время мы получим очередной транш, либо будем вынуждены задуматься над дефолтом».

«Верховную Раду закрывают для входа журналистов, экспертов, бывших депутатов и даже внештатных помощников. Только нардепы, аппарат и штатные помощники. Чего здесь больше: карантина или подготовки к голосованию за продажу земли на следующей неделе?», — задается вопросом у себя на Facebook экс-нардеп Игорь Попов. К дискуссии под этим постом подключился представитель ОПЗЖ Олег Волошин, угодивший в скандал из-за недавней встречи во Франции с депутатом Национальной ассамблеи Жаном-Люком Рейтцером, который, как выяснилось, болен коронавирусом.

«В Европарламенте уже две недели как точно такие же правила. Я тоже не хотел бы, чтоб в одном здании собирались две тысячи человек в нынешних условиях. И закон о земле тут ни при чем. Мы не знаем, сколько вокруг бродит инфицированных. Я по своему опыту знаю, как сложно сдать анализы», — написал Волошин. Также он добавил, что до мая отменил все свои заграничные командировки. Кстати, о них. Спикер Разумков в своем распоряжении, касающемся режима работы ВР в условиях общенационального карантина, распорядился отменить все командировки нардепов до 3 апреля включительно. А буквально за день до того, как глава ВР поставил свой автограф под распоряжением об особенностях работы Верховной Рады на ближайшие три недели, группа представителей ОПЗЖ посетила Россию. Там Медведчук и сотоварищи провели встречу с депутатами Госдумы в рамках так называемого межпарламентского диалога ради мира.

Из-за того, что в России много заболевших коронавирусом, всю парламентскую команду ОПЗЖ надо срочно изолировать, считает лидер фракции «Слуга народа» Давид Арахамия. «Как известно, господин Разумков издал указ о том, что нельзя ездить за границу с целью снижения рисков заболевания коронавирусом. А депутаты от ОПЗЖ на днях ездили туда, где много заболевших. Я думаю, что там довольно высокие риски. Поэтому, они должны проходить карантин не в стенах Верховной Рады, а в условиях самоизоляции», — заявил Арахамия и добавил, что необходимо также направить в СБУ запрос относительно законности поездки в Россию нардепов от ОПЗЖ: «Вот они едут в страну-агрессор, какие-то переговоры там ведут, что-то фотографируют. Я вообще не понимаю, законно это или нет. Надо это проверять. Точно… надо делать какой-то запрос в Службу безопасности Украины, потому что все это имеет очень плохой вид».

Наталия Ромашова, Lenta.UA