Увольняют и “замораживают” зарплаты. Как в Украине начал работать закон о труде в военное время

Работодатели уже начинают “закручивать гайки” по новому закону о труде.

Мы уже писали о законе №7160, который фактически отменяет КЗоТ на время войны и существенно ухудшает условия труда для людей.

К примеру, работодатели могут вводить 60-часовую трудовую неделю с одним выходным, отменять плановые отпуска, а зарплаты платить по “возможности”, в том числе аж после войны. Плюс — дали добро на увольнения во время больничного или отпуска и “быстрый” разрыв трудовых договоров.

Рада этот законопроект сразу же приняла, а на днях он вступил в силу. Причем работодатели сразу же взяли новый закон на вооружение и уже запускают разрыв или приостановку контрактов, отменяют 8-часовой рабочий день и режут отпуска.

В частности, непопулярное решение готовится по “Укрзализнице”, — рассказал нам глава независимого профсоюза железнодорожников Александр Скиба.

“Те, кто не может выйти на работу, в том числе по той причине, что находится сейчас в зоне активных боевых действий, могут уже в ближайшее время остаться без работы. Были звонки из администрации, людям поставили ультиматум — или они являются на работу, или трудовые договора с ними аннулируют. При этом не дали даже возможности написать заявление об отпуске за свой счет”,— говорит Скиба.

При этом, по его словам, на УЗ работы сейчас мало из-за снижения объема перевозок, и часть работников все равно остались бы “лишними”. Но по действующим ранее условиям трудовых договоров, их бы отправили в простой с выплатой 75% от оклада. А по новому закону работодатель фактически экономит средства, оставляя людей без копейки.

Руководитель общественной организации “Социальное движение” Виталий Дудин говорит, что трудовые контракты начали расторгать и на других предприятиях.

Правда, в Раде уже зарегистрирован законопроект, который должен поправить некоторые наиболее жесткие нормы закона №7160.

Разбирались, как работают новые законы о труде.

“Отмена” трудовых договоров и быстрые увольнения

14 марта в парламенте был зарегистрирован новый законопроект № 7160 (автор — Галина Третьякова) о трудовом законодательстве на период военного положения, а уже 15 марта ВР его приняла. Накануне к властям обращались бизнес-ассоциации с просьбой “либерализировать” трудовые отношения, дескать, в войну соблюдать многие пункты КЗоТа практически нереально.

Что во многом соответствует действительности, так как большинство украинских предприятий из-за войны находятся в очень сложной ситуации. Но и людям сейчас не легче. А вот их интересами как раз и предложено пожертвовать.

Новый закон, который с 24 марта вступил в силу, фактически отменяет условия труда, действовавшие в мирное время.

В частности, работодателям разрешили переводить людей на другие работы (не прописанные в договоре) без их согласия. Один из пунктов нового проекта — о том, что работодатель может увольнять человека в период его временной нетрудоспособности или отпуска. Плюс работодатели смогут устанавливать пяти или шестидневную рабочую неделю по своему усмотрению, а общая ее продолжительность может достигать 60 часов, останавливать выплату зарплаты, если ее невозможно выплатить из-за войны, останавливать действие трудового договора и т.д.

По трудовым договорам — ключевые изменения. Фактически работодателям разрешили разрывать их в любой момент, уведомив об этом сотрудников за 10 дней.

Ранее, напомним, предприятие могло разорвать контракт или изменить его пункты в случае существенных изменений условий труда (к примеру, банкротства или ликвидации). Но об этом работника нужно было предупредить не менее чем за 2 месяца, выплачивая при этом зарплату.

Теперь же для увольнения узаконили две причины.

Первая — ликвидация предприятия, его уничтожение вследствие боевых действий. На первый взгляд, это действительно веская причина расторжения трудовых договоров, ведь работать людям фактически негде.

Но тут есть нюансы. “Нигде не прописано, что значит уничтожение предприятия вследствие боевых действий и как этот факт будет фиксироваться. К примеру, если уничтожены склады или часть производства, это считается уничтожением или нет? Ведь как юридическое лицо предприятие продолжает существовать”,— говорит глава адвокатского объединения “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец.

Вторая причина для расторжения трудового договора еще более размыта — увольнение может происходить по “инициативе” работодателя. В том числе, во время отпуска или больничного работника (исключения — отпуск по беременности и родам и по уходу за ребенком).

Для расторжения трудового договора и увольнения нужно уведомить человека за 10 дней и выплатить ему выходное пособие в размере не менее одной месячной зарплаты.

Если человек находится в зоне боевых действий, на оккупированной территории, выехал в другие регионы и физически не может попасть на работу, его могут не увольнять, но временно заменить других работником.

“Но тут тоже не все ясно. Если, к примеру, сотрудник выберется из оккупации и вернется на работу, что делать с его “сменщиком”— тут же выставить за дверь?”,— удивляется Ростислав Кравец.

“По новому закону работодатель имеет право ухудшить существенные условия труда, не предупредив об этом персонал за 2 месяца, как прописывает КЗоТ. Если люди откажутся работать в новых условиях, то они подлежат увольнению. Ранее даже в случае отказа работать на новых условиях, люди могли еще два месяца получать зарплаты”,— говорит Виталий Дудин.

Отметим, что разрыв трудового договора упростили не только для работодателей, но и для работников.

В частности, в новом законе прописано, что работник в связи с ведением боевых действий в районе, где расположены предприятие, учреждение или организация, угрозой его жизни и здоровью, может расторгнуть трудовой договор по собственное инициативе без двухнедельного срока предупреждения (кроме принудительных работ и работ на объектах критической инфраструктуры).

То есть, можно увольняться без двухнедельной отработки. Но, соотвественно, и зарплаты за эти 14 дней работник не получит, в том числе, если напишет заявление на увольнение “по собственному желанию” под давлением руководства.

Работа на паузе

В новом законе (статья 13) прописано также такое понятие, как приостановка трудового договора, которого ранее в Украине не было.

Сказано об этом так:

“1. Приостановление действия трудового договора – это временное прекращение работодателем обеспечения работника работой и временное прекращение работником выполнения работы по заключенному трудовому договору. Действие трудового договора может быть приостановлено в связи с военной агрессией против Украины, что исключает возможность предоставления работы. Приостановление действия трудового договора не влечет прекращения трудовых отношений.

2. О приостановлении действия трудового договора работодатель и работник по возможности должны уведомить друг друга любым доступным способом.

3. Возмещение заработной платы, гарантийных и компенсационных выплат работникам на время приостановления действия трудового договора в полном объеме возлагается на государство, осуществляющее военную агрессию против Украины”.

“Фактически это нововведение позволяет работодателю поставить на паузу отношения с работником. Изначально предполагалось, что к этому инструменту предприятия будут прибегать в случае абсолютной невозможности предоставления и выполнения работы. Однако, как показывает первая практика применения нового законодательства, работодатели идут на “заморозку” трудовых контрактов, прикрываясь общими фразами об уменьшении объёма работ. Есть также “фильтрация” персонала — одним работникам объявляют простой с оплатой согласно статьи 113 КЗоТа, а другим — приостанавливают трудовые договора (зачастую это касается тех, кто покинул населенный пункт). Эти трудовые ноу-хау уже коснулись известных предприятий, к примеру Чернобыльской АЭС, “Укрзализныци”. Администрации издают приказы о подготовке списков работников, которым “приостановят” трудовые договора”, — отмечает Дудин.

Александр Скиба рассказал, что в “Укрзализнице” готовится не только приостановка трудовых договоров, но и их расторжение.

В частности, с работниками, которые сейчас находятся в зонах активных боевых действий. “Людей обзвонили, предупредили, что если не выйдут на работу, с ними расторгнут договора. Это, очевидно, и будет то самое предупреждение за 10 дней. При этом работникам даже не дали возможности уйти в отпуск за свой счет”, — рассказал нам Скиба.

По словам главы секретариата Совета предпринимателей при Кабмине Андрея Забловского, по приостановке трудовых договоров сейчас больше всего вопросов. “В частности, непонятно как оформлять факт приостановки действия контракта. Недостаточно урегулирован вопрос одностороннего решения работодателя или решения, согласованного с работником. Поэтому работодатели ждут пока Минэкономики разработает примерную форму приказа на этот счет. Кроме того, приостанавливая трудовой договор, работодатели будут иметь право на компенсации, порядок предоставления которых сейчас обсуждается в Минюсте. Решается также вопрос о компенсациях на случай простоя из-за военных действий”, — рассказал Забловский.

Впрочем, как говорит Скиба, они советуют железнодорожникам никаких согласий на приостановку трудовых соглашений не подписывать. “Возможно, все это можно будет оспорить в суде после войны”,— говорит Скиба.

По словам Кравца, судебные иски по урезанию трудовых прав вполне могут оказаться выигрышными.

“Военное положение предусматривает сужение конституционных прав граждан, в том числе, на труд. Но речь все же не идет о такой тотальной отмене КЗоТа, как прописано в новом законе, ведь там речь фактически идет о лишении человека права на работу и зарплату”,— отмечает Кравец.

“Устанавливают 12-часовой рабочий день и урезают отпуска”

По словам Дудина, уже есть информация и о попытках работодателей применять другие нормы нового закона.

“В частности, некоторые пытаются увеличить продолжительность рабочего времени. Руководители сразу нескольких медицинских учреждений уже объявили о намерении увеличить рабочий день до 12 часов. Неизвестно, будут ли они издавать приказы об изменении существенных условий труда, согласовывать эти изменения с профсоюзами, а также будут ли увеличены оклады. Медсестры сообщают, что начальство попросту ставит их перед фактом. Ранее Министерство экономики разъяснило, что увеличение рабочей недели должно быть обосновано потребностью в более эффективной работе предприятий жизненно важных сфер. Но уже сейчас ясно, что на практике будет трудно установить, что стояло за увеличением нагрузки — реальная общественная необходимость или желание руководства нагрузить персонал.

Есть также случаи, когда работодатели жалуются, что не могут обеспечить определённые льготы рабочим, ведь им это, якобы, запрещает новый закон. Так, на одном из крупных металлургических предприятий заявили, что дать оплачиваемый отпуск увеличенной продолжительности они не могут. Ведь в законе сказано, что отпуск во время военного положения составляет 24 календарных дня. Хотя на самом деле в законодательстве нет запрета для предприятий по возможности улучшать условия для людей”,— резюмировал Дудин.

Закон хотят поправить

Тем временем, в парламенте зарегистрирован новый законопроект №7251, который сглаживает самые скандальные нормы об увольнениях, предусмотренные предыдущими законами. Но в то же время дает работодателям дополнительные причины указать сотруднику на дверь.

Главное изменение — по трудовым договорам.

“Процедура их приостановки будет более регламентированной, чем сейчас. Так, нужно будет согласовывать этот вопрос с местной военно-гражданской администрацией, а она может и не дать разрешение на то, чтобы оставить людей без работы. Также прописаны дополнительные требования к приказу о приостановке трудового соглашения, его типовая форма должны быть утверждена профильным министерством”, — отмечает Дудин.

Он также добавил, что тем работодателям, которые уже поспешили “кинуть” сотрудников, придется в случае принятия закона в течение 10 дней согласовывать остановку трудовых соглашений с местными администрациями, и, если те решение не согласуют, отменять сомнительные приказы.

“Следовательно, люди могут требовать оплату за время вынужденного простоя”,— говорит Дудин.

Такое требование действительно прописано в проекте — даже те работодатели, которые уже приостановили действие трудовых договоров, должны будут после принятия закона в течение 10 дней согласовать это решение с военно-гражданскими администрациями. А если те ничего не согласуют, то отменить прежнее решение. То есть, по сути, запускается обратное действие закона.

Появилось важное уточнение — компенсации работникам и работодателям, связанные с трудом в условиях войны, берет на себя государство. Но подробностей пока нет — порядок выплат должен прописать Кабмин.

Впрочем, в новом проекте появились и новые поводы для увольнений.

Так, в КЗоТ добавили пункт о том, что работодатель может уволить сотрудника, если он отсутствует на рабочем месте в течение 4 месяцев и не даст о себе знать. “То есть, даже если человек попал в оккупацию, плен, больницу, его все равно могут уволить по этой статье”,— говорит Дудин.

Основанием для разрыва трудового договора является также смерть работника или ФОПа- работодателя, признание судом без вести пропавшими или погибшими.

Еще одна причина, по которой работодатель может получить право разрывать трудовые договора — невозможность обеспечивать работнику условия труда из-за боевых действий. О таком увольнении работодатель должен предупредить сотрудников за 10 дней.

“По сути, тут риски работодателя перекладываются на персонал. Сейчас о подобных увольнениях нужно предупреждать за 2 месяца. При этом в новом проекте вообще не указано, должны ли такие увольнения согласовываться с профсоюзами”,— говорит Дудин.

В целом, по его словам, после принятия этого проекта у работодателей будет больше поводов для увольнений.

Могут переписать также другие нормы трудового законодательства.

К примеру, скандальное увеличение рабочей недели до 60 часов предлагают распространить не на всех, а только на работников, задействованных на объектах критической инфраструктуры.

Вместе с тем, планируется ухудшить условия по отпускам — дополнительные отпуска для тех, кто имеет несовершеннолетних детей или ребенка с инвалидностью на период военного времени предлагают отменить.

Дополнительные отпуска участникам боевых действий, лицам с инвалидностью, хотят сократить с 14 до 7 дней в год.

При этом норму о том, что зарплата должна выплачиваться за три дня до отпуска предлагают переписать, добавив формулировку “если другое не предусмотрено законодательством, трудовым или коллективным договором”. То есть, в трудовых договорах могут оговорить совершенно другие условия, а люди, столкнувшись со сложностями при поиске вакансии в войну, будут вынуждены на них соглашаться.

Интересный нюанс по госслужащим и должностным лицам местного самоуправления. Если они получат статус временно перемещенных лиц, будут числиться в простое, отпуске за свой счет или по уходу за ребенком или с ними приостановят трудовые договора, они могут работать в частном секторе. Условие — чтобы по новым работодателям не всплыли старые связи, то есть, запрещено работать на компании, по отношению к которым госслужащие ранее осуществляли надзор, контроль или принимали по ним какие-либо решения. Плюс в течение месяца после прекращения военного времени такое “сотрудничество” должно прекратится.

Впрочем, несмотря на прописанные ограничители, нововведение о хождении чиновников в бизнес выглядит неоднозначно.

Еще один важный момент — возвращение проверок (которые бизнесу на время войны обещали отменить).

Внеплановые поверки Гоструда могут проводиться как по условиям выполния “военного” трудового законодательства, так и по “вопросам выявления неоформленных трудовых отношений прекращения трудового договора”. То есть, с серым рынком труда власти планируют бороться, несмотря на войну.

СТРАНА

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка