Убийство Ноздровской. Виновный признает и не признает своей вины

Убийство малоизвестной правозащитницы и помощницы народного депутат Татьяны Черновол из «Народного фронта» (НФ) Ирины Ноздровской, тело которой нашли возле села Демидов под Киевом 1 января, оказалось костью в горле для представителя НФ, главы МВД Арсена Авакова.

Общественность, возмущенная разгулом преступности, потребовала отставки министра, который в это время отдыхал в Италии, и всего руководства Нацполиции. После единственного массового митинга испуганное не на шутку руководство полиции пошло на уступки, включив представителей общественности в состав наблюдательного совета за расследованием, и бросило на это дело невиданное количество своих подчиненных — 300 полицейских. По всей видимости, народная встряска отреформированной полиции дала о себе знать — в понедельник, 8 января, накануне похорон Ноздровской, в МВД отчитались о раскрытии убийства. Но общественность уверена, что взяли не того.

Любой каприз

В понедельник представители МВД, в том числе и различные советники министра, интриговали украинцев тем, что, дескать, убийство раскрыто, найден подозреваемый, но все подробности будут позже. Однако утаить ничего не смогли. По крупицам информация стала просачиваться в прессу от «источников», и уже к утру во вторник стало известно, что полиция якобы задержала 64-летнего Юрия Россошанского — отца Дмитрия Россошанского, в 2015 году насмерть сбившего сестру Ноздровской – Светлану Сапатинскую, наказания которому и добивалась в суде правозащитница. Угрозы в адрес Ноздровской и ее семьи со стороны родственников и друзей обвиняемого в ДТП поступали все время, пока длился суд, а учитывая, что стороны процесса жили рядом, бывали даже стычки. На последнем заседании, за два дня до исчезновения и смерти Ноздровской, отец виновника ДПТ в зале суда сказал ей: «Ты плохо кончишь!».

В Нацполиции имени задержанного не называют, но, как сообщил замминистра Вячеслав Аброськин, подозреваемый хоть и признался, но причина убийства неизвестна.

«Ни о каком откровенном признании речь не идет. Исключительно благодаря собранному массиву вещественных доказательств мы установили подозреваемого. Во время беседы после задержания я лично общался с лицом, которое мы обоснованно подозреваем в совершении преступления. Человек не раскаивается в совершении и не собирается каяться. Подозреваемый сотрудничает со следствием, он признал вину», — сообщил Аброськин.

Мутное дело

Полиция поспешила отчитаться о раскрытии дела. Дескать, согласно признанию Россошанского-старшего, он встретил Ноздровскую на остановке общественного транспорта в селе Демидов, когда та возвращалась вечером домой, и после очередной ссоры нанес ей несколько ударов ножом по горлу, раздел женщину, тело бросил в реку, а одежду сжег в печке.

Однако адвокаты и знакомые правозащитницы считают, что задержали не того. Да и друзья семьи Россошанских уверяют, что в тот вечер глава семейства Юрий выпивал дома с кумом.

Более того, в сети появилось послание, якобы написанное Россошанским-старшим, в котором он утверждает, что не причастен к убийству Ноздровской.

«Беззаконие и бездействие властей в нашей стране довело меня до крайности. Я так жить не хочу. Прошу родных простить меня. Жена, дочь, внуки, сын Дима, я вас любил всю жизнь и за вас готов отдать свою жизнь. Все равно повесят убийство этой гадкой подлой лживой юристки-активистки на меня. Главное, чтобы не трогали ни жену, ни друзей, ни наших родных. Пусть лучше винят меня. Хотя я этого не совершал. Преступление совершила сама Ноздровская, так как сильно много знала о депутатах, предвыборных деньгах депутатов еще с 2012 года. Вот они ее и заказали», — отмечает в распространяемом знакомыми Россошанских послании.

Впрочем, в полиции уверены, что если это убийство совершил не сам Россошанский-старший, то он покрывает убийцу, зная детали и беря вину на себя. Как ни крути, а подозреваемым в убийстве стал-таки Юрий Россошанский, что не удивительно, потому как эта версия лежала на поверхности. Интересно, какие же доказательства его причастности были найдены и где. Пока никто из МВД не сообщил, найдена ли одежда убитой или другие ее личные вещи, нет также информации об оружии преступления.

«Было бы интересно узнать, как прокуратура будет обосновывать подозрение в суде во время избрания меры пресечения. Следователи должны представить хоть какие-то доказательства, указывающие, что это лицо совершило данное преступление. Одного признания мало. Надо установить все детали: где встретил убитую, куда потом пошел, куда дел личные вещи жертвы. Это можно установить по мобильному телефону покойной, он до определенного момента был включен и можно определить местоположение. Если прямых доказательств нет, одного признания будет мало. С учетом того, что суд в дальнейшем не берет во внимание те доказательства, которые он давал ранее. Если он сейчас признается, во время рассмотрения дела по сути эти данные суд не имеет права принимать», — рассказывает РИА Новости Украина бывший следователь по особо важным делам МВД Украины Сергей Шуваев.

Не того нашли?

Необходимо детально изучить, есть ли алиби у подозреваемого. Необходимо установить все поминутно. В общем, есть над чем работать, считает собеседник.

«У подозреваемого есть мотив — сына осудили на большой срок, он мог отомстить правозащитнице, которая добилась такого решения. А вот была ли возможность это совершить, это совсем другое. Есть сомнения, что следствие не пошло по ложному пути. Нужны прямые доказательства — вещи убитой, оружие убийства, иначе в суде будет сложно доказать убийство», — объясняет экс-следователь.

В то же время, как подчеркивает старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец, исходя из заявлений полиции, под сомнением версия, что убийство совершил Россошанский-старший. Признание больше наталкивает на мысль, что он знает, кто это сделал, но не намерен его выдавать.

«Фактически человек не раскаивается, что говорит о том, что он не совершал убийство. Есть сообщение, что якобы он сжег одежду, но ее невозможно сжечь так, чтобы не остались пуговицы, молнии и прочие детали. Пепел все равно надо выбросить, куда, где он?! Он берет на себя вину, но в его причастность не вериться. Я хорошо знаю эту местность, рядом с остановкой стихийный рынок. Сам Демидов густонаселенный поселок и не понятно, как можно на глазах у людей зарезать человека, потом оттащить тело к реке, раздеть, забрать ее одежду, вещи и в окровавленной куртке ехать на рейсовой маршрутке домой, чтобы сжечь, мало вероятно. Когда человек берет на себя вину, ему может быть известно, кто это сделал», — комментирует РИА Новости Украина Ростислав Кравец.

Если потерпевших устроит подобная версия и они не будут добиваться надлежащего расследования, то, вероятно, Россошанского-старшего назначат виновным, а реальный убийца останется на свободе, если не произойдет что-то экстраординарное.

Дарья Егорова, РИА Новости Украина