Сыграли в ящик. Главные вопросы о блокировании СНБО трех телеканалов

Решение о закрытии трех новостных телеканалов — “112 Украина”, NewsОne и ZIK, посредством наложения Совбезом санкций на их бенефициара, депутата от ОПЗЖ Тараса Козака — было принято поздно вечером 2 февраля.

Санкции — сложное решение. Украина решительно поддерживает свободу слова. Но не пропаганду, которую финансирует страна-агрессор… Борьба за независимость — это борьба в информационной войне“, — заключил в Twitter президент Владимир Зеленский, подписав решение СНБО и введя его в действие специальным указом.

В течение нескольких часов все три “кнопки” были отключены. И, судя по скорости, с которой решение было приведено в действие, оно было далеко не спонтанным. “Вести” отвечают на вопросы, зачем Владимир Зеленский пошел войной против оппозиционных телеканалов, чем она может закончиться, действительно ли “пророссийскими” они были, а также насколько в принципе законно подобное решение.

Что решил Совбез

СНБО постановил, что в отношении нардепа от ОПЗЖ Тараса Козака, который является бенефициаром (владельцем) телеканалов “112 Украина”, NewsОne и ZIK, вводятся санкции на пять лет. Они предусматривают:

  • блокировку активов, предотвращение вывода капиталов (и самого депутата, и телеканалов) за пределы Украины;
  • приостановление исполнения экономических и финансовых обязательств (т. е. уже с утра журналистам, режиссерам, продюсерам и пр. перестали начислять зарплату, сами каналы уже не могут оплачивать аренду помещений и т. п.);
  • аннулирование или приостановление лицензий (телеканалы уже отключили);
  • запрет использовать радиочастотный ресурс Украины.

Санкции вступили в силу с момента опубликования президентского указа. Обычный порядок действий предполагает подготовку решения СНБО, издание указа и донесение его до тех органов, которых это касается. “Решение имеет практику имплементации — такой инструмент работает с 2016 года“, — поясняет “Вестям” медиаэксперт Дмитрий Раимов.

С мая 2016-го, действительно, введены санкции против 17 руководителей СМИ с российской “пропиской” — речь о “Московском комсомольце”, ИА Regnum, “Российской газете”… Однако действующий нынче механизм появился лишь в 2018-м, когда Рада внесла поправки в ряд законов. И в октябре того же года Рада даже обращалась к СНБО с предложением ввести санкции (против двух каналов из “тройки”, ZIK тогда еще не принадлежал Козаку).

Однако накануне президентских выборов решение было спорным и тему спустили на тормозах. Что, к слову, признал и Петр Порошенко в своем блоге на Telegram: “Закрытие телеканалов во время выборов создало бы фундаментальную проблему с их признанием как честных и прозрачных. Мы отложили это на поствыборный период. Но выборы выиграл пан Зеленский. И, кстати, все три канала поддерживали именно его“, — напомнил Порошенко.

Телеканалы были отключены от вещания молниеносно, и уже одно это говорит о том, что подготовка велась заранее. Кстати, глава Верховной Рады Дмитрий Разумков при голосовании за данное решение СНБО воздержался. “Сотрудничество со страной-агрессором требует уголовного преследования, а не введения санкций. Но повторю то, что говорил ранее много раз: я всегда был и продолжаю оставаться в команде президента“, — объяснил Разумков свое решение.

Законно ли решение?

О сомнительности процедуры наложения санкций на гражданина Украины, более того, народного депутата ее же парламента говорят юристы. “В судебной практике есть подобные дела. Именно в связи с тем, что подсанкционное лицо является гражданином Украины, подобные санкции — выход президентом за пределы полномочий. Это же станет основанием для отмены таких решений СНБО, — говорит “Вестям” старший партнер юридической компании “Кравец и Партнеры” Ростислав Кравец. — Правда, суды не торопятся рассматривать такие дела“.

Впрочем, прецеденты лишения украинских граждан их гражданства уже были. И если в случае с Михаилом Саакашвили под такой шаг подвели хоть какую-то базу (он якобы ошибся, заполняя документы для получения паспорта с трезубцем), то в случае с Андреем Артеменко — тоже, между прочим, народным депутатом — решение было явно незаконным, о чем свидетельствует решение Европейского суда по правам человека.

Указом теперь можно выписывать и санкции на арест, раз такая свадьба, — отмечает известный юрист Андрей Портнов в своем Telegram-канале. — Закрытие трех телеканалов без решения суда указом президента — это диктатура“.

Вместе с тем Telegram-канал “УП. Off the record” пишет, что опрошенные им члены СНБО “уверяют, что закон разрешает вводить санкции против граждан Украины”. Однако в Законе Украины “О санкциях” написано, что они могут: “Применяться со к иностранному государству, иностранному юрлицу, юрлицу, которое находится под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента, иностранцев, лиц без гражданства, а также субъектов, которые осуществляют террористическую деятельность”. Граждан Украины в списке нет.

“Русский след” и уголь

Но есть еще один нюанс, о котором говорит пресс-секретарь президента Юлия Мендель: “Уже подтверждено финансирование этих телеканалов из России. Эти телеканалы стали одним из инструментов войны против Украины, поэтому заблокированы с целью защиты национальной безопасности“. Но и получение финансов из-за рубежа также не является поводом для наложения санкций, иначе сотни и тысячи украинских бизнесменов и бизнесов (в т. ч. олигархических) давно находились бы под санкциями за торговлю с представителями “страны-агрессора”. РФ, напомним, продолжает оставаться в топ-3 торговых партнеров Украины.

Глава СБУ Иван Баканов подтвердил: каналы закрыты по рекомендациям спецслужбы. “Учитывая данные, которыми владеет СБУ, а также многочисленные нарушения законодательства в сфере телерадиовещания, зафиксированные Нацсоветом Украины по вопросам ТВ и радиовещания, СБУ предоставила обоснованные рекомендации СНБО для принятия соответствующего решения“, — отметил он.

Ближе к полудню следующего дня (т. е. спустя половину суток после того, как санкции были наложены, а каналы отключены) источник в СБУ и Офисе президента сообщил “ЗН”: основанием для наложения санкций стало расследование, установившее, что схемы с поставками угля из ОРДЛО, применяемые Козаком, способствует финансированию терроризма. Это на данный момент единственный легальный способ объяснить наложение санкций на гражданина Украины и народного депутата: согласно Закону “О предупреждении и противодействии легализации… доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма…”, санкции, действительно, могут быть наложены.

Но, во-первых, лишь по решению суда, которым будет подтверждено, что Тарас Козак является “террористом” (обратное запрещает презумпция невиновности). Во-вторых, давно уже зафиксирован факт: уголь-антрацит, добываемый в ОРДЛО, перепродается РФ в третьи страны — в 2019-м украинские СМИ публиковали соответствующее исследование со ссылкой на “одну из крупных украинских энергокомпаний”.

Турция с марта 2017 по декабрь 2018-го купила почти 3 млн тонн угля этой марки (антрацит, добываемый на шахтах Донбасса, весьма просто установить по зольности, кислотности и другим показателям. — Авт.). Второй по объемам оказалась Румыния — 1,02 млн тонн, третьей — Бельгия с 876 990 млн тонн. За ними следуют Польша (333 132 тонны) и Болгария (129 176 тонн)“, — говорится в исследовании.

Понятно, что контрабандные поставки не прекратились и с избранием Владимира Зеленского. Пока СБУ не показала результаты расследования. Однако как уголь, поставляемый в Украину из третьих стран (той же Турции), может повлиять на нацбезопасность и финансирование терроризма, а российский газ, закупаемый у европейцев и поставляемый по реверсу, — нет, — большой вопрос.

Они установили, что этот, ввозимый, уголь якобы добывался на неподконтрольной территории. К туркам, бельгийцам и полякам при этом претензий нет — на мой взгляд, “влепили” дело по формальным признакам. Что накопали, то и показали, — говорит “Вестям” эксперт по вопросам энергетики Дмитрий Марунич. — И нынешний факт поставки этого угля в Украину явно далеко не единственный“.

Зачем ввели санкции?

Причин несколько. Первая — желание “партии власти” контролировать медиаповестку в стране. Именно с этой целью ряд депутатов от “Слуги народа” зарегистрировали и пытались продвинуть через комитет проект закона “О медиа”, вызвавший протест даже со стороны “прозападных” и грантовых СМИ. В частности, проект существенно расширял полномочия Нацкомиссии по вопросам ТВ и радиовещания, разрешая блокировать медиаресурсы, в т. ч. сайты. Нынешнее решение — прямое и логичное продолжение подобных инициатив.

Возможно, это желание склонить владельцев к изменению редакционной политики, плюс реверанс в сторону администрации Байдена“, — предполагает в комментарии “Вестям” политолог Денис Гаевский.

Сами телеканалы опубликовали оперативное заявление, из которого следует, что они считают происходящее “расправой над неугодными СМИ”. “Мы считаем, что власть, у которой нет ни малейшего повода говорить об успехах, оставляет в эфире только удобные каналы, которые будут врать народу Украины о “невиданных ранее успехах“, — говорится в тексте заявления.

Вторая причина — необходимость наращивать рейтинг. С одной стороны, президенту создается имидж “борца с пророссийской пропагандой” и “крепкой руки”. А с другой — формируется положительная повестка в тех СМИ, которые согласятся продолжать “политику партии”.

Настоящая причина — зачистка информационного поля, которое снижает рейтинг партии. Ведь идет подготовка к выборам“, — напоминает “Вестям” медиаэксперт Дмитрий Раимов, намекая на вероятные досрочные выборы в парламент.

Третья вероятная причина — желание “партии власти” установить контакт с Вашингтоном. “Можно предположить по времени обнародования решения СНБО, что оно было согласовано с той стороной, с которой есть большая разница во времени“, — говорит “Вестям” Ростислав Кравец.

А экс-нардеп, член набсовета “Укрзализныци” Сергей Лещенко сообщил в своем Telegram-канале: “На принятие решения повлияло установление контакта с новой администрацией Джо Байдена после звонка госсекретаря Тони Блинкена министру иностранных дел Дмитрию Кулебе“.

Еще один вероятный мотив — желание “зашуметь” другие скандалы. Дело в том, что над головой самого Владимира Зеленского, а особенно его главы ОП Андрея Ермака сгущаются тучи: Запад готовит к публикации расследование по “вагнеровцам” (по некоторым данным, Ермак “слил” президенту Беларуси Александру Лукашенко данные о готовящейся спецоперации по задержанию бойцов российской ЧВК Вагнера на украинской территории, чтобы не допустить срыва переговоров, длившихся в момент операции). И слухи о том, что журналисты-расследователи Bellingcat готовятся выдать сенсационный материал, который будет губительным для Ермака (и нанесет урон репутации Зеленского), ходят в политических кругах с начала января.

Но самое главное — рост рейтинга ОПЗЖ и лично Медведчука на фоне падения позиций президента и его политсилы. К тому же Медведчук постоянно наступает “на мозоль” Зеленскому:

  • пример с получением пленных из ОРДЛО. В ОП назвали это “подменой” официального канала;
  • история с российской вакциной “Спутник V” и тезис о нежелании власти прививать граждан доступной вакциной;
  • организация “тарифных” протестов;
  • усиленная критика любых действий власти.

Были ли каналы “пророссийскими”?

Определение “пророссийский” в Украине часто используется как пропагандистский штамп. В свое время медиахолдинг “Вести Украина” также подвергся атакам как со стороны радикально настроенных сил, так и вполне официальных, государственных, инструментов именно с такой формулировкой, что, безусловно, очень удобно для чиновников, т. к. снимает ответственность за откровенно противозаконные действия. Но в судах такие дела разваливаются, т. к. по сути своей являются бездоказательными. В этом плане важно услышать риторику всех сторон.

Пул Медведчука — это совсем не журналистика, не информация, не конкуренция точек зрения, не объективная дискуссия. Но это чистая, незамутненная, злобная и хорошо упакованная в блестящие PR-обертки пропаганда. Которая еще и перешла в ту стадию, где работа — на оккупантов“, — пишет в своем Facebook советник главы Офиса президента, медиатехнолог Михаил Подоляк.

Министр культуры Александр Ткаченко прямо назвал каналы “иностранной пропагандистской машиной”. “Блокирование телеканалов… не имеет ничего общего с наступлением на свободу слова, которая в Украине является непререкаемой истиной. Эти телеканалы давно забыли, что такое журналистские стандарты, проверка фактов или освещение по крайней мере двух точек зрения, — сообщает в соцсетях пресс-секретарь президента Юлия Мендель. — Вместо этого они превратились в инструмент пропаганды, который используется в интересах страны-агрессора“.

Каковы конкретные претензии? Их озвучивает “Детектор медиа” — гражданская организация, которая претендует на экспертность в медиатематике и модерирование профессиональной дискуссии в журналистском цехе. Однако — что важно — при этом придерживается тенденциозных, даже одиозных, точек зрения на спорные вопросы, что делает ее, скорее, не “модератором”, а “обличителем” и “прокурором”. А функционирует она при поддержке американских структур USAID, Atlantic Council и посольства Дании. Итак, ее эксперты утверждают, что на тройке каналов:

  • депутаты от ОПЗЖ “закрывали рот журналистам”, и те не могли поставить жесткие вопросы;
  • замалчивали резонансные темы, такие как протесты в Беларуси;
  • не было свободы слова для оппонентов ОПЗЖ, их перебивали и выгоняли из эфира;
  • оправдывали аннексию Крыма и обвиняли Украину в войне на Донбассе.

Медиаэксперт Лариса Дроздова, которая и сама имеет опыт выступлений в эфирах трех телеканалов, не согласна. “Определенные нарративы — то, что, при желании, можно назвать “пропагандой”, есть в эфире каждого телеканала. И тут это, скорее, комплимент профессиональной работе журналистов: люди смотрят и верят, — говорит “Вестям” Дроздова. — А вот чиновники оценку работе журналистов давать не могут. У каждого ТВ-канала есть своя информационная политика и каждый следует в ее рамках“.

Дискуссия о редакционной политике (и свободах, подразумеваемых ею) ведется на украинском ТВ уже в течение 20 лет. “И границы свобод у каждого телеканала обведены белым мелом по кругу. Никто, кроме тех, кто внутри этого круга, их не видит, но они есть. Кое-кто, уважаю безгранично, даже расширяют этот круг. Но кто за этот круг выходит, того ам-ам. Невидимые призраки, — иносказательно комментирует ситуацию медиаюрист, экс-член Нацсовета по ТВ и радиовещанию Ульяна Фещук. — Что вас больше устраивает — правовое государство или ниточки, за которые можно дергать как хочешь?

В условиях подобной дискуссии очень важна позиция “цеховых” модераторов, а официально таковым является глава Союза журналистов Украины Сергей Томиленко. Его позиция такова: во-первых, журналисты имеют право на профессию. Во-вторых, невозможно закрывать телеканалы без решения суда. А политизация СМИ (т. е. принадлежность их владельцев к той или иной партии) — не преступление. “Этот пост — не о политической поддержке, а о праве украинских СМИ и журналистов иметь права и обязанности — по закону, а не получать внезапную блокировку — по указу“, — заключил Томиленко.

Ситуацию с сотрудниками телеканалов пока сложно назвать критической. По состоянию на утро среды, 3 февраля, увольнений еще не было. “Мы работали всю ночь в режиме марафона. Все три канала задействовали своих ведущих, мощности на киностудии им. Довженко. Устали, выдохлись. Но держимся. Жаль ребят, которые работают уже больше суток, — это осветители, режиссеры монтажа, “звукачи“, — сказал “Вестям” анонимно журналист одного из телеканалов.

Три ТВ-канала — это колоссальная структура и штат. Каждый — около одной тысячи человек: это не только “звезды” в кадре, но и редакторы — линейные и гостевые, техработники, операторы, режиссеры звука и монтажа, прямых эфиров, осветители — в целом без работы могут остаться более трех тысяч человек, — говорит “Вестям” Лариса Дроздова. — Самое печальное в том, что теперь закрытию телеканалов радуются те, кто чаще всего сидел в студии: тот же Геннадий Балашов (экс-нардеп, предприниматель. — Авт.) сейчас ругает, и Таран (политолог Виктор Таран), который ходил на каждое “Противостояние”.

Что дальше?

Дальше — юридическая процедура. Лицензии у всех трех телеканалов должен отобрать Нацсовет по ТВ и радиовещанию, и сделать это можно только одним способом — через суд. В ст. 37 Закона “О телевидении и радиовещании” содержится исчерпывающий перечень оснований для аннулирования лицензии — исходя из “санкционного” решения СНБО, лицензии приостанавливаются/аннулируются сроком на пять лет, и такое основание, действительно, прописано.

Но и тут все наталкивается на недоказанность в судебном порядке каких-либо действий Козака. “Нацсовет должен принять решение, которое противоречит профильному закону? В суде оно вряд ли удержится, если суд руководствуется нормами закона“, — считает медиаюрист, бывший член Нацсовета по ТВ и радиовещанию Ульяна Фещук.

Национальный союз журналистов Украины передал информацию о происходящем в Международную, Европейскую федерации журналистов и партнерскую организацию, Офис ОБСЕ по вопросам свободы медиа. Сами телеканалы, по словам юриста телеканала “112 Украина” Василия Сметаны, также планируют обращения к правозащитным организациям. “Также указ президента будет непременно обжалован в Верховном суде: по процедуре, обжаловать нужно именно его, и именно в этой, наивысшей, инстанции“, — утверждает Сметана.

Скандал как повод для “развода”

Разумеется, вопрос также лежит в политической плоскости. Разумков не зря отказался поддерживать решение СНБО — в его действиях есть логика “отстройки” от повестки Владимира Зеленского. Но и другие депутаты от “Слуги народа” выступили если не с прямой критикой, то хотя бы с ироничным неодобрением действий СНБО. “Знаю точно, единственный на 100% прогнозируемый результат любого закрытия СМИ — рост его популярности“, — пишет в Facebook глава финкомитета Рады Даниил Гетманцев.

Команда ОПЗЖ уже принялась по-полному использовать посыл для своей политической деятельности: публично “инициировали импичмент” президенту Зеленскому, а утром после отключения каналов договорились блокировать трибуну парламента. Ярость политической силы, утратившей собственную — и весьма смотрибельную — трибуну, можно только представить: 11 декабря ток-шоу “Голос народа” на канале “112 Украина” посмотрел почти 1 млн зрителей.

Если бы Трамп своим указом закрыл три телеканала, принадлежащих члену Демократической партии США, ему бы не просто объявили импичмент. Его бы судили и отправили за решетку, если бы до этого не казнили на площади“, — ответил на вопрос “Вестей” депутат от ОПЗЖ, бывший замгенпрокурора Ренат Кузьмин.

Впрочем, не все так просто. Собеседники “Вестей” из числа близких к ОПЗЖ медиатехнологов еще в конце декабря обрисовали интересную ситуацию. “Между двумя силами влияния в партии — “Бойко/Левочкин” и “Медведчук/Рабинович” — усилилось трение. Например, на каналах Медведчука негласно запретили упоминать фамилию Юрия Бойко, чтобы не добавлять ему баллы — идет соперничество за то, кто от ОПЗЖ будет главным политиком“, — говорит один из собеседников.

По данным “Вестей”, речь об ускорении “цивилизованного развода” между двумя частями ОПЗЖ идет с лета. Правда, окончательное решение еще не было принято: ждут вероятную досрочную парламентскую кампанию. А раз так, можно сделать предположение об определенной роли, которую сыграла сторона-оппонент Медведчука в ОПЗЖ и в нынешнем медиаскандале.

По предположению ряда медийщиков, раскрутка темы с закрытием каналов могла быть если не “спродюсирована”, то, по крайней мере, активно поддержана Сергеем Левочкиным. В пользу этой версии говорит, в частности, то, что Михаил Подоляк, советник главы ОП Андрея Ермака, близок также и к Левочкину и довольно тесно работал над его медиапроектами.

“Широкий фронт” и Порошенко

Впрочем, судя по “широкому фронту”, открытому Офисом президента против Виктора Медведчука и его окружения, скорее всего, атака координировалась именно отсюда. Незадолго до закрытия телеканалов, 29 января, СНБО ввел еще один непубличный пакет санкций, запретив полеты в украинском воздушном пространстве (а также садиться в аэропортах) авиапарку, который имеет отношение к Виктору Медведчуку и Тарасу Козаку.

По инициативе Службы безопасности Украины относительно молдавской авиакомпании JET4U S.R.L. и португальской JET4U LDA применены санкции за совершение полетов в Российскую Федерацию и на временно оккупированные территории Украины с нарушением действующего законодательства“, — говорится в коммюнике СБУ. Речь о бортах, которые использовали Тарас Козак и Виктор Медведчук — в частности, ради поездок в Москву.

Еще одно предположение: в нынешнем случае с закрытием телеканалов, и немного раньше — в ходе “тарифного майдана”, команда Виктора Медведчука может сотрудничать с… “идеологическим противником”, “Европейской солидарностью” Петра Порошенко. Прямого подтверждения этому “Вести” пока не получили. Однако наш источник, знакомый с происходящим на телеканале “Прямой”, рассказал о вероятном сотрудничестве.

На “Прямом” проводят совещание, суть — в поддержке трех телеканалов. А именно: предоставлении своих мощностей — речь не идет о частотах, но о линейном оборудовании. На случай, если будут перекрыты входы-выходы и нельзя будет забрать технику“, — сообщил “Вестям” собеседник на “Прямом” телеканале.

А ЛОМы, традиционно поддерживающие Порошенко, высказывались весьма скромно. “Пока что выражаю сдержанный оптимизм. Хочу ошибаться, но, кажется, снова будет очередной “разводняк” вроде “уменьшим тарифы вдвое” и “закупим вакцину, как только она появится“, — написал в своем Telegram-канале Владимир Горковенко, экс-завотделом Главного департамента информполитики Администрации президента при Порошенко.

ВЕСТИ

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка