Скандальное декларирование проплаченной антикоррупции

Наряду с собственно коррупцией, долгое время в Украине весьма прибыльным видом деятельности была борьба с этой самой коррупцией, каковая борьба щедро оплачивалась иностранными грантами.

И это отнюдь не голословное утверждение. Тот факт, что многие часто мелькающие в СМИ «пламенные антикоррупционеры» являются весьма состоятельными людьми, следует из опубликованных ими деклараций о доходах, причем это только официальные доходы. Кстати, тот факт, что эти персонажи регулярно мельтешат в СМИ, сам по себе свидетельствует о том, что эта публика деньги имеет, поскольку в отечественном телевизоре одних и тех же «за просто так» в политических ток-шоу не показывают…

Но именно введенное в «обязаловку» с 2018 года декларирование доходов антикоррупционеров, как говорится, существенно испортило жизнь этой все более многочисленной категории народонаселения. Кстати, несмотря на неуклонный рост рядов борцов с коррупцией, сама коррупция продолжает также расти невиданными темпами. Пожалуй, самое любопытное заключается в том, что против электронного декларирования доходов от бурной антикоррупционной деятельности резко выступили не только сами антикоррупционеры, но и их зарубежные грантодатели. Причем среди защитников наших антикоррупционеров числятся весьма уважаемые зарубежные политические и государственные деятели, а также целые национальные и международные институции. Причины такой защиты объяснимы…

В марте 2017 года президент Украины Петр Порошенко подписал изменения к закону «О противодействии коррупции». Согласно этим изменениям, члены антикоррупционных общественных организаций обязаны подавать электронные декларации наряду с депутатами и чиновниками. Норму о декларировании доходов антикоррупционерами сразу же назвали местью за то, что ранее с их деятельным участием была «продавлена» норма об обязательном электронном декларировании доходов и расходов чиновников, депутатов и госслужащих всех рангов, включая высших должностных лиц. Хотя, если честно, но это декларирование пока что не дало никаких результатов с точки зрения снижения коррупции, скорее наоборот, коррупция в стране набирает обороты, приобретая все более изощренные формы.

Подписав указанные поправки к закону, Порошенко вызвал на себя шквал критики и угроз со стороны западных партнеров. С осуждением и требованием отменить электронное декларирование для антикоррупционеров выступил МИД Германии, послы стран Большой семерки, депутат Европарламента и многолетний докладчик по Украине Ребекка Хармс, депутаты Европарламента из неформальной группы «Друзья европейской Украины».

Не удержалась от заявлений даже Еврокомиссия.

«От любого мероприятия, который станет помехой существенной роли гражданского общества, следует воздержаться», — говорится в комментарии ЕК.

В Еврокомиссии подчеркнули, что именно общественные организации имеют первостепенное значение в борьбе с коррупцией в Украине, тогда как е-декларации для них стали «шагом назад».

То есть, если верить ЕК, то правоохранители, включая недавно созданные специальные антикоррупционные органы, имеют второстепенное отношение по сравнению в разного рода «грантоедами-общественниками». Ну-ну…

Порошенко вынужденно пообещал западным лидерам и дипломатам, что их призывы будут учтены.

В июле прошлого года Порошенко зарегистрировал два законопроекта, которые отменяют е-декларирование для активистов. Зато они вводят нормы о дополнительной отчетности для общественных организаций (проект 6674) и о санкциях для тех, кто нарушил эти требования или допустил ошибку (проект 6675). Экспертизу этих документов проводили Венецианская комиссия (Комиссия «Демократия через право») и Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. Вывод был одобрен 16 марта 2018 года в Венеции.

В документе содержится призыв к украинской власти отметить е-декларирование для антикоррупционных активистов, исключить или существенно ослабить требования по финансовой отчетности общественных организаций, а также требования по раскрытию доноров и подрядчиков таких организаций.

Более того, в докладе Венецианской комиссии и БДИПЧ ОБСЕ содержатся политические оценки: «Ряд различных собеседников Венецианской комиссии и делегации ОБСЕ/БДИПЧ считают этот закон местью тем активистам, кто боролся за введение строгого режима электронного декларирования для государственных служащих, включая нардепов».

Но Верховная Рада и Порошенко рекомендации Венецианской комиссии и БДИПЧ проигнорировали. Не были приняты даже поправки, вводящие отсрочку декларирования в 2018 году.

Поскольку оставалась в силе норма о декларировании до 1 апреля 2018 года, началась публикация деклараций активистов-антикоррупционеров, и стали выясняться интересные вещи. Играя на публику, грантоеды нарочито декларировали разного рода показушно-агитационную атрибутику вроде митинговых плакатов, «смирительной рубашки для генпрокурпора», майки с надписью «FuckCorruption» и прочей визгливой, но достаточно бесполезной бутафории.

Вместе с тем, по результатам декларирования оказалось, что у целого ряда видных и часто мелькающих в телевизоре антикоррупционных персонажей только официальная зарплата намного выше должностного оклада президента, который составляет 335 тысяч гривен в год.

В то же время, по данным СМИ, исполнительный директор международной антикоррупционной организации Transparency International в Украине Ярослав Юрчишин задекларировал 1,2 млн гривен доходов за 2017 год, в том числе 238 тыс грн зарплаты и 916 тысяч как частный предприниматель. Глава общественной организации Центр противодействия коррупции (ЦПК) Виталий Шабунин получил зарплату в размере 842 633 гривны (это примерно 70 тысяч в месяц). Члены правления ЦПК Татьяна Пеклун и Дарья Каленюк получили в ЦПК зарплату 647 тысяч гривен (54 тысячи в месяц) и 639 тысяч гривен (53 тысячи в месяц) соответственно. Члены правления ЦПК Александра Устинова и Анастасия Красносильская получили выплаты от ЦПК не в качестве зарплаты, а как доход от предпринимательской деятельности. Их выплаты составили 590 тысяч гривен (49 тысяч в месяц) и 404 тысяч гривен (33,6 тысяч гривен в месяц) соответственно.

За такие деньги можно и с коррупцией бороться!

Кстати, обращает на себя внимание, что сотрудники и подрядчики неприбыльных общественных организаций, финансируемых из-за рубежа, получают доход как субъекту предпринимательской деятельности, то есть деятельности, которая по определению направлена на извлечение прибыли.

Словом, почему возмущаются отечественные борцы с коррупцией, понятно. Перефразируя Маркса, в отличие от пролетариата, им таки есть что терять!

Очень многие деятели гражданского общества требование задекларировать доходы и расходы проигнорировали.

«Часть антикоррупционеров таки не сдало декларации. Если взять тот же Общественный совет добропорядочности, который формирует судейский корпус, то я там нашел несколько человек, которые не подавали деклараций», — обращает внимание адвокат Ростислав Кравец.

Но возникает вполне закономерный вопрос. Нас постоянно убеждают, что своевременная и полная уплата налогов, а также «чистота» денежных средств считаются на Западе «священной коровой». А тут вдруг западные деятели и институции фактически ратуют за снятие контроля над налогообложением доходов антикоррупционных деятелей, даже если декларирование действительно может использоваться властью для давления на антикоррупционеров и гражданское общество вообще.

Этот парадокс объясняется следующим образом.

Ранее бывший помощник госсекретаря США Виктория Нуланд заявляла, что Госдеп вложил в неправительственные организации (НПО) более 5 млрд долларов для развития демократии в Украине. Кроме того, огромные вложения осуществляла Европа как на правительственном, так и неправительственном уровнях. В сумме вложения оценивают в несколько миллиардов. Очевидно, что бюджет Украины налоги от этих денег если и получал, то крайне незначительные. Зато средства оседают в карманах активистов и медийщиков.

Очевидно также, что практически все оппозиционные движения финансируются из-за рубежа. Накануне выборов Порошенко и его окружение решили взять под контроль гражданское общество. Для этого достаточно уличать лидеров НПО в личном присвоении средств, выделяемых на строительство гражданского общества в Украине. Если в стране будет запущен механизм декларирования активистов, то он очень скоро даст данные, по которым станут очевидны для всех масштабы хищений, а также станут известны виновные.

Это вызывает беспокойство и в Европе и ее институциях, выделяющих средства на гранты. Долгие годы ходят слухи о том, что распорядители грантов в Европе получают от наших грантополучателей щедрые «откаты». Но и без этого, скандал может вспыхнуть грандиозный.

Западные грантодатели, то есть правительственные и общественные организации и фонды, попадут под уничтожающую критику у себя на родине. Ведь встанет вопрос о том, что деньги, выделяемые украинским активистам из кармана западных налогоплательщиков, включая борьбу с коррупцией, расхищаются в особо крупных размерах. Скандал может затронуть очень и очень многих на Западе. Поэтому западные депутаты и чиновники давят на Порошенко, чтобы он замял вопрос декларирования активистами своих барышей.

В свою очередь, Порошенко получает возможности не столько даже контролировать отечественных активистов, сколько поторговаться с Западом о своем будущем как в случае переизбрания, так и в случае беспроблемного отхода от дел после выборов 2019 года., прежде всего, о своей личной неприкосновенности.

Именно этим можно объяснить тот факт, что, несмотря на скандал, шум и клятвенные обещания внести соответствующие изменения в законодательство, вопрос о отмене норм об электронном декларировании активистов долгое время не решается, а соответствующие законопроекты даже не вносятся депутатами в повестку дня.

Александр КАРПЕЦ, АНТИКОР