Шахматная партия Коломойского. Как арест Яценко по делу “ПриватБанка” может вывести из-под удара олигарха

Вчера до позднего вечера Высший антикоррупционный суд выбирал меру пресечения экс-первому заместителю председателя правления “ПриватБанка” Владимиру Яценко.

Его оставили под стражей до 22 апреля этого года и озвучили альтернативу – залог в размере 52 млн 210 тысяч.

Напомним: несколькими днями ранее НАБУ буквально достало Яценко из-под небес. Он пытался вылететь в направлении Вены на самолете Коломойского. Уже фактически на последних километрах перед границей самолет развернули и под камеры посадили в Борисполе. А самому Яценко объявили “пидозру” по статье 191 УК – злоупотребление служебным положением. Ему вменяют растрату средств “ПриватБанка” в особо крупных размерах.

Позже стали известны подробности этого уголовного дела, которое раскручивает ведомство Сытника. В нем идет речь о растрате 136 млн гривен, которые банк потерял буквально накануне национализации в 2016 году.

Дело в публичном плане очень громкое и представляется властями, НАБУ и ее группой поддержки как настоящий прорыв в деле по хищениям средств бывшими собственниками “ПриватБанка”.

В то же время если изучить детали, то вырисовывается совершенно иная картина.

Эпизод, по которому сейчас объявляют подозрения экс-топ-менеджерам “ПриватБанка” — один из самых мелких. Сумма в 136 млн – это ничто в сравнение с цифрой в $5,5 млрд, которые после национализации пришлось покрыть государству (как считают противники Коломойского, именно на эту сумму бывшие собственники вывели средства из банка).

Кроме того, из трех человек, которым объявили подозрение, лишь Яценко находится в тюрьме. Двое других (бывший председатель правления банка Дублет и бывший первый замглавы компании “Ингосстрах” Елена Бычихина) за границей и для украинского правосудия пока недоступны.

При этом Яценко – один из немногих бывших топов “Привита”, который побил горшки с Коломойским.

“Незначительная сумма “хищений”, “избирательность” круга подозреваемых, само задержание “на камеры”, но при этом – юридически “грязное” (Яценко объявили “пидозру”, но при этом не объявили меру пресечения) – все это заставляет заподозрить “заказной” характер дела. Тут скорее политика и пиар, чем правосудие”, — говорит глава адвокатского объединения “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец.

Поэтому пока непонятно, что в этой истории главное – угодить Фемиде или “усыпить” ее, а также показать американцам (которые давно требовали активизации следствия по “ПриватБанку” и официально поддержали вынесения подозрения экс-топ-менеджерам), что “дело движется”.

Ведь особых рисков для Коломойского это дело не несет, более того – может оказаться ему даже выгодным.

“Страна” разбиралась в деле Яценко.

Страховка на 136 миллионов

Яценко подозревают по статье 191 Уголовного кодекса – хищения группой лиц в особо крупных размерах и злоупотребление служебным положением, за что предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет с конфискацией имущества.

Речь идет о растрате на 136 млн гривен.

Их “ПриватБанк” потерял буквально в последние дни перед национализацией. Эти деньги были выплачены как комиссия по индексации в связи с ростом курса доллара страховой компании “Ингосстрах”. Последняя была связана с Коломойским и Боголюбовым. Сделку провели 16 декабря 2016 года, фактически уже зная, что банк на днях будет признан неплатежеспособным.

В подготовке сделки якобы замешан сам Яценко, тогдашний предправления Дубилет и начальник департамента финансового менеджмента “ПриватБанка” и по совместительству первый зам предправления страховой компании Елена Бычихина.

Как указано в пресс-релизе Офиса генпрокуратуры, “выплата такой комиссии депозитными договорами и дополнительными соглашениями к ним не предусматривалась. Кроме того, начисление и выплата вознаграждения были запланированы с нарушением требований статьи 52 закона Украины “О банках и банковской деятельности”, которой установлено, что соглашения, которые совершают со связанными с банком лицами, не могут предусматривать условий, которые не являются поточными рыночными условиями”.

Также в Офисе генпрокурора заявили, что для прикрытия схемы, должностные лица “ПриватБанка” решили замаскировать эти банковские операции под законные: якобы еще в 2014 году было решение кредитного комитета о начислении индексированной комиссии по депозитам в рамках распоряжения “О реализации нового депозита с выплатой вознаграждения в связи с ростом курса гривны к доллару США” от 2013 года. Для этого решение комитета якобы подделали задним числом.

Отметим, что эпизод крайне мелкий в масштабах миллиардных схем “ПриватБанка”, которые уже раскрутило и подробно описало в своих отчетах международное агентство Kroll и которыми оперирует следствие по делу экс-владельцев “ПриватБанка” в американских штатах Делавэр и Кливленд.

Напомним: речь идет фактически о существовании “двойного банка” и масштабных “кредитных пирамидах”, когда огромные займы оформлялись на компании, связанные с собственниками, выводились за границу и шли на покупку заводов, недвижимости и др.

На этом фоне фигурирующие в деле 136 млн гривен – просто копейки на карманные расходы. Причем еще нужно доказать, что они – часть большой схемы “ПриватБанка”.

Тем не менее в НАБУ, которое уже несколько лет раскручивает дела “ПриватБанка”, ухватились именно за этот эпизод.

“Скорее всего, он самый перспективный для судебного процесса: сделку провели буквально накануне захода в банк временной администрации. Понятно, что все делали в последний момент, в спешке. Поэтому наверняка есть “косяки”, за которые можно ухватиться”, – пояснил нам юрист из банковской сферы.

При этом, по его словам, этот эпизод как раз фактически не касается схем “ПриватБанка”, которые пытаются вменить экс-собственникам. По сути, речь идет о локальном нарушении, и доказать его “вклад” в работу “двойного банка” будет очень непросто.

“Странное” дело

По этому делу у юристов возникло сразу несколько вопросов.

Во-первых, почему “пидозра” появилась именно сейчас, хотя сам эпизод был еще в 2016 году, он не является суперсложным для выявления, а НАБУ занимается делом “ПриватБанка” уже несколько лет. То есть за это время уже давно можно было бы раскрутить это дело, а подозреваемые уже могли бы отбывать срок, – говорит Кравец.

Во-вторых, удивляет “избирательность” круга подозреваемых. На сегодняшний день задержан только Яценко, “пидозра” объявлена Дубилету и Бычихиной, но их нет в Украине. Якобы готовятся еще “пидозры”, но пока конкретики мало.

По словам Кравца, фактически следует привлекать к ответственности всех тогдашних членов кредитного комитета, поскольку хоть решение оформлялось и задним числом, но “их всех нужно было оббежать и собрать подписи”. Также сразу же появляются вопросы к высшему руководству “ПриватБанка”. На тот момент главой набсовета был экс-глава НБУ Владимир Стельмах, членами набсовета – Игорь Коломойский, Виктор Лисицкий, Геннадий Боголюбов, Алексей Мартынов, – говорит Кравец.

“Но по факту в списке подозреваемых – Яценко и Дубилет, хотя неясно, насколько они вообще влияли на работу кредитного комитета. То есть взяли по должностям, особо не разбираясь, кто и чем занимался в “ПриватБанке”, – добавил Кравец.

В-третьих, есть вопросы к подследственности – почему это дело раскручивает НАБУ, основная задача которого – борьба с коррупцией, если на момент совершения преступления “ПриватБанк” еще не был государственным, и речь идет скорее о нарушениях в рамках работы субъекта хозяйствования, чем о коррупции.

В-четвертых, Кравец отмечает слишком уж показательное задержание Яценко, которое при этом прошло с юридической точки зрения небезупречно.

“Ему была объявлена “пидозра”, но не объявлена мера пресечения. Что в теории позволяло Яценко продолжить свое путешествие”, – отмечает Кравец.

Все это на фоне “мелочности” эпизода и суммы “растрат”, по  его словам, заставляет заподозрить, что это дело – явно политическое.

“Мошенническая схема на 5 млн долларов, по которой вручены подозрения бывшим топам “ПриватБанка” – это копейки по сравнению с 5 млрд убытков, которые насчитали детективы Kroll, и не факт, что эта схема как-то связана с расследованием в США”, – отметил Юрий Радзиевский, адвокат, управляющий партнер АО “Радзиевский и партнеры”.

“Заказали у Байдена”

Напомним: дела по “ПриватБанку” есть в Высоком суде Лондона и судах США. Причем по делах, которое расследуются в Кливленде и  Дэлавере, экс-владельцам “ПриватБанка” светят реальные тюремные сроки.

Но, что удивительно, пытаясь добиться возврата более 5 млрд долларов, выведенных из “ПриватБанка”, Украина не может предъявить международным судам ни одного обвинительного приговора по этому делу от отечественной Фемиды.

“Что, вероятно, вызывает когнитивный диссонанс у иностранных судов. Не удивительно, что Высокий суд Лондона даже усомнился, в его ли юрисдикции находится это дело. Хотя по похожему делу с выведением средств из казахского “БТА Банка” на 2 млрд процесс прошел относительно быстро, и Казахстан уже добился ареста международных активов. Но там, в отличие от нашего случая, изначально был вердикт местного суда. У нас же уникальная ситуация – на кону миллиарды долларов, но при этом нет ни одного обвинительного решения суда, а экс-топ-менеджмент “ПриватБанка” спокойно живет дальше и даже занимается банковским бизнесом”, – говорит экономист Алексей Кущ.

Поэтому, по его мнению, даже “маленькое дело” по “ПриватБанку”, если украинский суд все же доведет его до обвинительного приговора, — это большой прорыв в международных судах по “Привату”. И реальная возможность их ускорить.

Другое дело – такое ли “ускорение” заказывали в США.

На этот счет мнения расходятся. Некоторые эксперты полагают, что никакого “заказа” вообще не было. Но были намеки. А наши власти пошли на опережение – начали раскручивать дело, чтобы угодить США и МВФ, которые давно удивлялись “имитации” расследования дел по “ПриватБанку” в Украине.

“Да, правда, МВФ давно поджимает в этом вопросе. Не исключено, что на фоне переговоров о кредите решили “продемонстрировать успехи”. Но наверняка международные партнеры понимают, что эпизод, мягко говоря, “не тот”, поэтому “зачесть” его могут только если это будет началом дальнейшей раскрутки всей цепочки”, — говорит юрист из банковской сферы, попросивший не называть его имени.

Но вот будет ли “раскрутка” схем “ПриватБанка” и дойдет ли дело до обвинительных приговоров – вопрос.

“Несмотря на то что вручение подозрений целому ряду бывших топ-менеджеров “ПриватБанка” вызвали одобрение и в посольстве США, и в кругу прозападно настроенных политиков и общественных активистов, вряд ли можно говорить о существенном “прорыве” в деле. Особенно в контексте ускорения расследований в отношении Коломойского и Боголюбова в США. Наоборот, вообще какие-либо подвижки в Украине по этому делу можно связывать с тем, что Минюст США и ФБР работают гораздо активнее, чем их украинские коллеги. И последним надо хоть как-то “догонять” эту активность.

Почему есть сомнения в “прорывном” характере дела?

Во-первых, мизерность суммы и ее сомнительная связь с расследованием в США.

Во-вторых, в Украине пока не предъявлены обвинения и не вручены подозрения лично Коломойскому и Боголюбову, в отличие от США, где говорят об их личной причастности к схемам. И отсутствие таких обвинений позволяет олигарху разворачивать юридическую кампанию с исками против США, обвиняя их в “экспроприации законных инвестиций”.

Действительно ли генпрокурор Ирина Венедиктова лично блокирует более глубокую работу по материалам расследования Kroll о маcштабных злоупотреблениях в “ПриватБанке” до его национализации, как об этом говорят общественные активисты? Прямых свидетельств этому нет, но отсутствие уголовных производств лично против Коломойского – красноречиво говорит о векторе политических предпочтений”, – говорит Радзиевский.

Выведет ли Яценко на Коломойского?

Перспективность дела Яценко, несмотря на его кажущуюся “простоту” для следствия, вовсе не гарантирована.

Юристы, работающие в банковской сфере, говорят, что это дело могут “заболтать”, то есть все закончится громкими задержаниями и “пидозрами”. А сам судебный процесс станут тормозить, и в итоге он может вообще ничем не закончится.

“Это дело вряд ли доведут до завершения”, – считает и Ростислав Кравец.

“Дело, по которому вручены подозрения экс-топам, может обернуться “пшиком”. Несмотря на заверения Венедиктовой, что по этому делу у нее с НАБУ и САП есть полное взаимопонимание, ничего не мешает ей передать расследование от НАБУ в СБУ или даже в Нацполицию. А там “растворить” его в бюрократии не составит особого труда”, – добавил Радзиевский.

Главный вопрос – почему?

“Чтобы понять глубинную суть этой истории, нужно вернуться на десять лет назад. Как работал “ПриватБанк” – был очень успешный и вполне “белый” розничный бизнес, и вторая часть – корпоративный внутренний бизнес, обеспечивающий деньгами фирмы Коломойского и других бизнесов на “понятийных” условиях.

Банк был прибыльным, но дивиденды не платились, а прибыль выводилась за границу. Но все “дыры” перекрывались за счет стабильно работающего розничного бизнеса. Все об этом знали, включая НБУ. Но “ПриватБанк” никто не трогал. Главное было – не зарываться, чтобы “черная” часть бизнеса не превысила “белую”. Проблемы у “ПриватБанка” фактически начались после того, как он сильно вырос и занял 60% рынка. Власти поняли, что что-то упустили, после того, как Коломойский начал диктовать свои условия. Скажем, когда попытались наехать на “Укрнафту”, вдруг случился масштабный сбой в терминалах “ПриватБанка”. Тогда уже начали думать как “погасить” “ПриватБанк”, и стали растить ему конкурентов (в частности, в банковский бизнес зашла “семья” тогдашнего президента Виктора Януковича – Ред.). И уже тогда на “неуправляемость” “ПриватБанка” обратил внимание МВФ. Но фактически сама национализация после смены власти прошла не очень чисто, и – что осталось за кадром – были длительные переговоры с участием людей от тогдашнего президента Петра Порошенко и Коломойского и реальные договоренности.

То есть раскрутить дело по “ПриватБанку” – всю цепочку – можно, в теории можно. Но даже если заговорят фигуранты нынешнего дела, могут начать всплывать “некрасивые” подробности. В том числе вновь встанет вопрос о законности национализации, а там есть, к чему подкопаться. Не уверен, что в этом заинтересованы у Зеленского”, — говорит юрист из банковской сферы.

Тут появляется объяснение – почему следствие ухватилось именно за Яценко. Одна из версий – он был не сильно в курсе всех схем, и не входит в ближайший круг общения Коломойского, то есть, по-сути, никакой особой “крамолы” сообщить даже при всем желании не может.

А если дело все же дойдет до реального приговора, то все ограничиться именно этим эпизодом на 136 млн, что не особо приблизит к раскрытию схем “ПриватБанка” на миллиарды.

“Укрощение” Коломойского или новая схема

В этом деле всплывает еще один нюанс, который и может оказаться реальной причиной раскрутки всей этой истории – интерес Коломойского.

“Страна” уже писала, что Яценко в последние годы не является “человеком Коломойского” и в ближайшее окружение Игоря Валерьевича не входил. Более того, в кругу друзей он очень нелицеприятно отзывался о Коломойском.

“Теперь же, после ареста, вся его жизнь в руках Игоря Валерьевича. Он ему поможет по залогу, по юридической защите и вернет таким образом “в семью”. И помогло ему в этом НАБУ”, – говорит один из знакомых Яценко.

Другие же фигуранты этого дела, скажем, Дубилет, находятся за границей и вряд ли в ближайшее время будут доступны для украинской Фемиды.

Поэтому, с одном стороны, распространяется “легенда”, что через “дело Яценко” можно будет выйти на экс-владельцев “ПриватБанка”, в частности Коломойского. И если не привлечь его к ответственности, то как минимум ослабить влияние. А сам факт, что это дело в принципе появилось, преподносится как доказательство, что Коломойский в опале у власти.

Но на самом деле все это может оказаться чистым договорняком Коломойского и власти.

“Выбирается мелкий эпизод, который яйца выеденного не стоит, американские партнеры и МВФ хотя бы на время удовлетворены, а сам главный фигурант при этом в полной безопасности”, – говорит наш источник.

“Есть и другой сценарий, который чем-то напоминает гамбит в шахматах: исполнители (топ-менеджеры “ПриватБанка”) получат условные или даже реальные сроки, и обществу это будет предъявлено как “большое достижение”. При этом отсутствие обвинений акционерам будет подано как само собой разумеющееся. Вполне возможно, что дальше разрешение вопроса перейдет в политическую плоскость, например на уровень международных контактов Киева и Вашингтона. Только большой вопрос – есть ли у США заинтересованность в наказании Коломойского больше, чем за отмывание денег в пределах американской юрисдикции.

Конечно, на “откат” национализации никто уже не пойдет, а вот снять с бывших акционеров постепенно “обязательства” на 5 млрд долларов очень даже можно. Иск об убытках – из-за которого Коломойскому даже ограничили ежемесячные расходы и арестовали все активы по миру – будет рассматриваться в Лондоне в марте 2022 года. И вероятность его проиграть у каждой из сторон примерно одинакова”, – подытожил Радзиевский.

СТРАНА

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка