Расследование: в “ДНР” научились грабить Фонд гарантирования вкладов

Узник тюрем “ДНР” Василий Савин, освобожденный из пятилетнего плена в третьей декаде декабря 2019 года и выступавший на съезде «Слуг народа», стал жертвой схемы, организованной при участии “спецслужб “ДНР”. “Вести” провели собственное расследование этой истории: учитывая, что схемы организовывали профессионалы, в ней остается немало белых пятен, однако ее главные действующие лица известны.

Как и кому выдавали деньги

Депозит размером в 100 тыс. грн Василий Савин разместил еще в сентябре 2014 года в банке “Михайловский”, который был позже выведен с рынка экс-главой НБУ Валерией Гонтаревой с огромным скандалом. О том, что компенсация, положенная ему от Фонда гарантирования вкладов физлиц, уже была выдана “Савину Василию Константиновичу”, сам Василий Савин узнал лишь после освобождения. 5 марта он обратился в фонд, на что поступил ответ: сумму выплатили в апреле 2014-го в банке-агенте ТАСКОМБАНКЕ, по доверенности. То есть как раз в то время, когда сам Савин находился в плену. За более детальной информацией ему рекомендовали обратиться в этот банк. И там сообщили буквально, что причитающиеся ему 57,5 тыс. грн были уплачены “неизвестным лицам на основании доверенности, которую заверил нотариус по фамилии Шупеня”. Чуть позже всплыла и фамилия человека, получившего деньги, — им оказался Олег Дейкал. Василий Савин обратился с заявлением в Нацполицию, и к моменту публикации оно уже передано в Шевченковское управление в Киеве.

Казалось бы, все просто: кто-то получил выплату по подложным документам. Однако эта история значительно глубже, нежели обыкновенное мошенничество с доверенностью, выданной якобы от лица пострадавшего. “Я был похищен представителями т. н. “министерства госбезопасности “ДНР” (МГБ) 27 февраля 2015-го. А уже 1 апреля они провели “обыск” в моей квартире в Макеевке”, — рассказывает “Вести. Люди” сам Василий Савин. Кроме всего прочего, у него изъяли паспорт, идентификационный код и тот самый договор с “Михайловским” и банковскую карточку. Эти документы попали в его “личное дело”. И, по словам Савина, все время находились у “следователей МГБ”: “майора МГБ” Владимира Коробаня, а после его отстранения (“сам попал в тюрьму за мародерство”, поясняет Савин) — у Владимира Жебина, который, по данным узника, был подполковником ФСБ. Но оказалось, что оба “следователя” не все время держали документ под рукой. “В 2018 году на “суде” я потребовал предъявить вещдоки, приложенные к делу. И когда был вскрыт конверт, выяснилось, что моего паспорта там не было. Также его не было в деле в начале 2019 года — тогда его затребовал мой адвокат. А вот когда меня оформляли на обмен 29 декабря 2019-го, около шести часов утра в штабе 32-й колонии Макеевки, документ вдруг был мне выдан”, — рассказывает Савин.

Страсть к антикварным револьверам

Весьма интересна личность человека, который, по данным банка, получил выплату. Обнаружить следы Олега Дейкала в интернете и соцсетях нам не удалось. И неудивительно. Выяснилось, что он — один из сотрудников “МГБ “ДНР”, и, по словам Савина, Дейкал присутствовал на допросах, которые проводили Жебин и Коробань. “Также именно он взламывал мою электронную почту и соцсети. Меня, помню, еще очень удивило, что он владел револьвером. Вообще, у некоторых там в “МГБ” нездоровая страсть к такому оружию — у “начотдела контрразведки “МГБ” Валерия Камынина  был пистолет Стечкина. Сам ростом 1,5 метра — и большая кобура. Револьвер — анахронизм, где такой и достать-то, неясно”.

Можно допустить, что в мае 2018-го Дейкал пересек линию разграничения, попал на подконтрольную Украине территорию и добрался до Киева. 15 мая он получил доверенность якобы от лица Савина на получение средств в банке-агенте ФГВ. “При этом нотариус нарушил все возможные правила даже дважды. Во-первых, выдал доверенность без моего присутствия. Во-вторых, выдал по просроченному документу. На тот момент мой паспорт был уже недействителен, т. к. в нем не была переклеена фотография”, — рассказывает “Вести. Люди” Савин. Нотариус с фамилией Шупеня во всей Украине один — его зовут Александром Николаевичем, и он зарегистрирован в Дарницком районе Киева. Попытки “Вести. Люди” сконтактировать с Шупеней были безуспешными — телефон, указанный в визитке, не отвечает, а мобильный отключен. При этом Александр Шупеня приходится сыном Николаю Шупене, который в середине нулевых был заместителем министра юстиции Романа Зварыча. Подтверждение этому можно найти в нескольких интервью, которые тогда давал чиновник. “Семья вырастила двоих сыновей: Александр работает нотариусом, а Валентин — экономистом в банке “Надра”, — гласила подпись под фото с семейством Шупеней.

Дальше — больше. В Реестре судебных решений “Вести. Люди” обнаружили десятки дел “об истребовании имущества из чужого незаконного владения” и “о признании доверенности недействительной”, в которых Шупеня фигурирует в качестве “третьего лица”. Читай — нотариуса, который засвидетельствовал документы, вызвавшие споры. “Если такие случаи систематические, т. е. происходили два и больше раз, и тем более, если идут проверки, экспертизы, прочие процессуальные действия (а может, и негласные следственно-розыскные мероприятия) в отношении этого нотариуса — это указывает на то, что он, скорее всего, использует профессию в черных схемах, — предполагает в комментарии “Вести. Люди” адвокат Иван Либерман. — Такие действия, безусловно, бьют по авторитету нотариата в Украине. А своими действиями он создает для потерпевших условия, понуждающие их судиться годами, выясняя отношения”.

“Списки засекречены, у банков их нет”

Между тем Александр Шупеня фигурирует и в более громких делах, которые в 2018-2019 гг. расследовали журналисты. “Слідство.Інфо” называет его нотариусом, который, “по версии прокуроров, незаконно переоформил более 70 квартир”. Более того, был частью преступной группы с участием высокопоставленных сотрудников киевской полиции, которая занималась аферами с завладением недвижимостью. Речь идет о банде “оборотней в погонах”, которые якобы не стеснялись применять физическое воздействие, травить своих жертв ядом и даже подсыпать им толченое стекло. “Шупеня — черный нотариус. Помогал ОПГ проводить все фиктивные сделки с недвижимостью. Сейчас он ищет способ доказать, что не знал о том, что предоставляемые бандой документы были добыты преступным путем и являлись подделками”, — писали в феврале 2019-го авторы агентства журналистских расследований.

“Теперь важный вопрос: действовал ли Шупеня исключительно в своих меркантильных интересах или является пособником “МГБ”, который преспокойно сидит в Дарницком районе Киева”, — говорит Василий Савин. Кстати, по логике, один только факт общения с представителем недружественных спецслужб должен был бы стать поводом для возбуждения уголовного дела по ст. 111 (“Госизмена”) и тщательной проверки.

“Что же касается действий банка, выдавшего деньги по доверенности человеку, который числится в розыске, — это говорит о халатности банковской системы”, — считает Савин.

Эксперты, с которыми пообщались “Вести. Люди”, не столь категоричны. “На деле банк не интересует вопрос о том, где находятся его клиенты. Эти данные сконцентрированы в других ведомствах — СБУ и отчасти Минобороны. И СБУ не сообщает банкам данные о таких (временно удерживаемых. — Авт.) лицах. Эти списки засекречены, их, к слову, не открывают ни родственникам, ни правозащитникам — есть моменты, которые просто нельзя разглашать”, — говорит “Вести. Люди” полковник СБУ в отставке Олег Стариков.

Какими будут последствия?

История громкая, ведь речь идет, по сути, о схеме, которую вскрыл случай. По мнению Старикова, теперь государство в лице Минветеранов должно будет связаться со всеми освобожденными пленными, попросив их проверить свои банковские счета. Кстати, Савин отдельно заверил “Вести. Люди”, что если у его знакомых удерживаемых лиц и пропадали паспорта, то “навсегда” (сейчас, по его данным, двое из освобожденных 29 декабря 2019-го заняты восстановлением документов). “Я уверен, что “спецы” в Донецке сами бы до такого не додумались. Ранее подобные схемы применяли военные РФ в Чечне — они вообще многое на нас обкатывают из методов, опробованных на той войне”, — считает Стариков.

Лично для Василия Савина история означает начало судебной тяжбы. “Он может обратиться с иском к Фонду гарантирования вкладов и к банку, который выдал этот депозит. И, как показывает практика, этот иск он выиграет, — рассказывает “Вести. Люди” управляющий партнер адвокатской компании “Кравец и Партнеры” Ростислав Кравец. — Только вот сроки будут длительными. Если фонд и банк не пойдут на добровольную сделку — спор может занять 2-3 года”.

 И тут важным вопросом будет, чьи деньги выдал банк (или более корректно: “мошенники обманули банк или Савина”)? Сам бывший узник убежден: банк выдал именно свои деньги, “без надписи “Василий Савин” на банкнотах”. “На деле, обманули обоих, т. е. завладели одновременно и деньгами финучреждения, и физлица. Решение суда будет прописано так: “такой-то по предварительному сговору завладел госсредствами в таком-то размере, принадлежавшими ФГВ, чем нарушил право физлица такого-то на получение средств и нанес ему ущерб”, — утверждает Иван Либерман. — Деньги в этом случае считаются “государственными”, а ущерб нанесен лично ему, ведь они нарушили его право на получение выплат, т. к. он его утратил”.

Но главное — выводы, которые должны сделать банковская система и органы, отвечающие за безопасность (в частности, Управление контрразведки СБУ, в непосредственном ведении которого должно будет находиться это дело). “После вашей публикации банковская система должна перенастроиться — так, чтобы финучреждения не у нотариусов выясняли, кто клиент, а у родственников первой очереди, или, если их нет, — у менее близких, второй очереди”, — заключил Олег Стариков.

ВЕСТИ

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка