Пойдут ли российские госбанки вслед за “Россией”?

3 апреля 2014 года президент США Барак Обама подписал закон “О поддержке суверенитета, территориальной целостности, демократии и экономической стабильности Украины”.

До этого первая волна санкций США затронула преимущественно российских чиновников, которые активно поддерживали аннексию Крыма. Кроме того, она ударила по бизнесу ближайшего окружения Путина.

В частности в числе международных изгоев оказались миллиардеры братья Аркадий и Борис Ротенберги, близкие друзья российского президента и, предположительно, бенефициары химического направления бизнеса Дмитрия Фирташа.

Среди финансовых учреждений, первым от экономических санкций США пострадал банк “Россия”. Это 15-й по размеру активов банк РФ, а в масштабах Украины – настоящий монстр. Его активы чуть меньше, чем у крупнейшего в Украине Приватбанка, но больше, чем у второго по размерам Ощадбанка.

Среди акционеров “России” значатся Юрий Ковальчук и Геннадий Тимченко – соратники и бизнес-партнеры Путина. В середине марта Штаты официально внесли банк в “черный список” Управления контроля над иностранными активами департамента финансов США (сокращенно OFAC).

ofac rossiya

На практике это означает, что банк больше не может проводить операции в долларах, а все его платежи были заблокированы на корсчетах в иностранных банках. Теперь финучреждение не сможет обслуживать импортные и экспортные операции своих клиентов. Кроме того, для него закрыто сотрудничество с международными платежными системами Visa и MasterCard, системами денежных переводов Western Union, MoneyGram и другими глобальными компаниями.

Уже есть конкретный пример использования санкций. Так, 1 апреля американский банк JP Morgan Chase выполнил требования OFAC, и заблокировал денежный перевод посольства России в Казахстане на имя страховой компании “Согаз”. Последняя аффилирована с банком “Россия”.

6 февраля тот же JP Morgan заблокировал платежи клиентов, как Сбербанка, так и ВТБ. “Такой шаг J P Morgan говорит, что для него эти контрагенты не очень важны. То есть с ними особо не будут считаться и при необходимости введения санкций. То же самое можно сказать и об отношении к россиянам других крупнейших финучреждений Citibank и Bank of America. Значимость российских госбанков за пределами СНГ ничтожна”, – поясняет финансовый аналитик Александр Калиновский.

“Расширенные санкции должны подтолкнуть не только ближайшее окружение Путина, но и широкие слои населения к пониманию недопустимости военной агрессии против другой страны”, – полагает член наблюдательного совета “Украинского кредитно-банковского союза” Ярослав Колесник.

Банк “Россия” быстро нашелся. 28 марта он сообщил, что принял решение работать исключительно на внутреннем российском рынке, и только с одной валютой – рублем. Руководство “России” пообещало в кратчайшие сроки рассчитаться со всеми клиентами, имевшими в нем валютные счета.

Впрочем, это заявление больше напоминает хорошую мину при плохой игре. В современном финансовом мире, банк без платежных карточек и валютных счетов скорее напоминает сельскую кассу взаимопомощи – с той разницей, что “Россия” невероятно большое учреждение.

“Россия” уже получила политическую поддержку от Кремля. Президент РФ Владимир Путин устроил представление, и публично открыл в этом банке свой зарплатный счет. Впрочем, со статусом банка, обслуживающего “теневых российских лидеров”, ему наверняка придется попрощаться. Это чревато существенным падением оборотов и, вероятно, размера активов “России”.

Какие банки будут работать в Крыму?

Остановятся ли Штаты на достигнутом? Вот главный вопрос, который сейчас наверняка интересует российскую и украинскую финансовую общественность. “Мы видим, что негатив от этого (введения международных экономических санкций – ЭП) есть. Вопрос — как будут дальше развиваться санкционные меры”, – заявил на прошлой неделе министр финансов РФ Антон Силуанов.

Российские СМИ твердят, что санкций больше не последует. Так, например, советник президента России Сергей Глазьев (имя которого также занесено в черный список OFAC) на днях заявил: “Если американцы попытаются реализовать модель, которая была применена к Ирану – а это практически отключение страны от мировой финансовой системы в долларовой части и части евро – то, по нашим подсчетам, потери ЕС могут достигнуть 1 трлн евро”.

Но это скорее напоминает браваду. “Американская и российская финансовые системы – это слон и Моська. Поэтому Моська никак не может навредить слону, то есть американцам” – уверен экс-зампред НБУ, профессор экономики Александр Савченко.

Даже глава Минфина РФ публично признает, что Россия может столкнуться с серьезными проблемами. “Самое неприятное то, что этот перечень может меняться, и существует нервозность в отношении того, какие меры могут быть предприняты”, – констатирует Силуанов.

По его словам, уже закрываются кредитные позиции на Россию, инвесторы не торопятся вкладываться в российские облигации и в инвестиционные проекты на территории этой страны.

А на прошлой неделе агентство Moody’s поместило на пересмотр в сторону понижения рейтинги ВТБ, ВЭБа, Сбербанка, Газпромбанка и Россельхозбанка. Не исключено, что это также связано с нависшей над ними угрозой международных санкций.

Один из шансов попасть в “группу риска” на сегодня – это работать на территории Крыма. Ведущие державы мира (за исключением РФ) считают, произошла аннексия полуострова, и не признают самостоятельность бывшей АРК. Референдум, по результатам которого Крым вошел в состав России, признается только самопровозглашенными властями самого полуострова, Россией и ее державами-сателлитами.

В прошлую пятницу первый зампред Центробанка РФ Алексей Симановский заявил, что российские банки боятся работать в оккупированном Крыму, так как это может быть поводом для введения против них международных санкций. Юридическая неурегулированность статуса полуострова – это и есть возможная основа для претензий со стороны международного сообщества.

В этой связи, на полуострове мы вряд ли увидим российские государственные банки: ВЭБ, ВТБ или “Сбербанка России”. Их пугает перспектива оказаться отрезанными от расчетов в долларах и евро.

Видимо, поэтому на месте бывших отделений “Сбербанка России”, ВТБ и “БМ Банка” (также принадлежит ВТБ) в Крыму работает небольшой по размеру Российский национальный коммерческий банк (РНКБ).

Развивать бизнес на проблемном полуострове вызвался также мелкий московский “Генбанк” (309-е место в РФ по размеру активов). Если он и РНКБ попадут под ограничительные меры США, то это им сильно не навредит. Их основные клиенты – мелкий бизнес и население, которые рассчитываются преимущественно в рублях.

Что ждет “дочки” российских госбанков

Украинские эксперты прогнозируют усиление санкций к российским банкам. В повышенной зоне риска могут оказаться в частности те финучреждения, в которые перекочуют приближенные к Путину клиенты “России”.

“Американцы могут все. Формальное основание для санкций – это, например, причастность банков к торговле оружием или поддержка противоправных действий. Санкции могут привести к полной изоляции российских банков. Это трудно себе представить, но кто мог предположить, что будет война и вторжение в Крым? Это глобальная конфронтация”, – считает профессор экономики Александр Савченко.

Старший партнер адвокатской компании “Кравец и Партнеры” Ростислав Кравец считает, что экономические санкции США могут затронуть российские госбанки, а также их активы за границей. “В этом случае они не смогут больше работать с валютой. А это ведет к потере ключевых клиентов и денег на корсчетах”, – рассказывает юрист.

Чем это чревато, понятно. “Если эскалация продолжится, то санкции будут расширяться. Для российских госбанков международные санкции обернутся катастрофой. Мгновенно будут заморожены операции по всем международные проектам, в которых они участвуют. Они лишатся самых крупных клиентов”, – прогнозирует академик НАНУ Валерий Геец.

Интересно, что в конце марта украинский “Альфа-Банк” стал на 100% кипрским банком. Российский “Альфа Банк” окончательно вышел из состава его акционеров, продав почти 20% акций родственному оффшору. “Сто процентов, они страхуются от возможных экономических санкций, которые нависли над российскими банками”, – объяснил этот шаг владелец инвесткомпании “Тект” Вадим Гриб. Хотя важно отметить, что “Альфа” – не государственный, а частный банк.

Похоже, минимизировать свои риски от санкций в отношении РФ хотят и в украинском Кабмине. По нашим данным, правительство обсуждает идею вывода подконтрольных государству предприятий из российских госбанков. “Было совещание в Кабмине, но решений пока никаких не приняли”, – утверждает наш источник. Не исключено также, что это может быть сделано из чисто патриотических побуждений.

Опрошенные нами эксперты призывают правительство к более решительным действиям относительно российских госбанков представленных в Украине.

“Чтобы сохранить банковский сектор мы должны ограничить вмешательство госбанков других стран, так как они могут работать исходя из идеологических задач. Изначально надо было вводить ограничения на их присутствие в стране. Госпредприятия должны обслуживаться в Укрэксимбанке или в Ощадбанке. Это даже не подлежит обсуждению”, – утверждает бывший зампред НБУ Сергей Яременко.

“Понятие коллаборационизма – сотрудничество с оккупантами – должно быть озвучено на уровне государства. Если собственник банка – военный агрессор, то мы должны понимать, что он не обладает безупречной деловой репутацией. Об этом надо говорить вслух. Пока же наше правительство взяло паузу, надеясь на переговорный процесс”, – считает Ярослав Колесник.

Вполне может быть, что с переводом клиентов ничего не получится. В начала 2000-х не раз возникали, например, идеи перевести государственные учреждения на обслуживание в правительственные банки. В частности, при “оранжевой” власти рассматривался переход Энергорынка, авиапредприятий, жилищно-коммунальных контор, Укрпочты и Укрзализныци в Ощадбанк. Впрочем, под давлением банковского лобби от такого решения отказались.

В Нацбанке не добавили ясности в этом вопросе. По словам регулятора, он не вправе указывать клиентам банков, где им обслуживаться.

Поставить точки над і вполне может Верховная Рада. Еще 20 марта парламент принял в первом чтении законопроект №4473-1 об оккупированных территориях (набрал 276 голосов). В нем в частности говорится, что “коллаборационная деятельность, то есть преднамеренное, добровольное сотрудничество в любой форме с оккупационным государством или его представителями во вред государственным интересам Украины, считается государственной изменой и влечет за собой уголовную ответственность”.

ndu rissiya

Беспокоятся ли на этот счет российские банки, нам неизвестно. Председатель правления “Сбербанка России” в Украине Игорь Юшко и его коллега из Проминвестбанка Виктор Башкиров на письменные вопросы ЭП не ответили. А вот в ВТБ даже похвастались приростом клиентских денег.

“В портфеле “ВТБ Банка” не было и нет бюджетных организаций, обслуживание которых было бы сопряжено с политическими рисками. Действительно, ряд государственных предприятий обслуживается, однако наши клиенты не закрывали зарплатные проекты и не перекредитовывались в других банках. Напротив, один из самых крупных клиентов в пять раз увеличил объемы обслуживаемых у нас средств”, – написал в письменном ответе председатель правления “ВТБ Банка” Константин Вайсман.

Помимо возможных действий власти, российские банки могут столкнуться в Украине с проблемами еще одного рода. С первых дней оккупации Крыма, в социальных сетях звучат призывы к бойкоту российских торговых марок.

“Бойкот, который уже объявили украинские потребители дочкам российских госбанков для них гораздо страшнее, чем международные санкции”, – считает Александр Калиновский.

Алексей Комаха, ЭП

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка