Почему зомби-банки судятся за отмену ликвидации

Эксперты объясняют, что на самом деле стоит за попытками отменить ликвидацию банков-пустышек.

Окружной административный суд Киева отменил решение Национального банка о неплатежеспособности банка Михайловского и отменил решение Фонда гарантирования вкладов физлиц о введении в финучреждение временной администрации и ликвидации.

Суд решил, что хотя незаконное перечисление 1,5 млрд грн со счета финансовой компании Инвестиционно-расчетный центр не было операциями банка. По мнению судей, Михайловский лишь выполнял распоряжения клиентов разместить денежные средства, которые они принесли в банк, на счету финкомпании под более высокие проценты, а следовательно не был стороной договоров займа. Исходя из данного решения, причин неплатежеспособности не было.

При этом суд отказался обязать НБУ восстановить функционирование банка Михайловский и вернуть ему банковскую лицензию.

Нацбанк готовит апелляцию.

Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании Кравец и Партнеры

Во всех случаях, это касается не только попытки отменить ликвидацию Михайловского, преследуется цель признать, что Национальный банк превысил свои полномочия по выведению банка с рынка. А признавая неправомерными действия НБУ и фактически отменяя ликвидации, заинтересованные лица – акционеры и менеджмент – снимают с себя достаточно большое количество уголовных обвинений. И это является целью судов.

Бывших владельцев банка обвиняют в различных правонарушениях, связанных с доведением банка до неплатежеспособности. А если нет доказанного факта нарушений, то мы понимаем, что все эти уголовные дела закроются. Таким образом, все эти органы досудебного следствия, которые два года отчитывались о незаконные сделки, которые проводились в банках, не будет с чем идти в суд.

Елена Коробкова, исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины

Во-первых, и в суде об этом хорошо знают, нет законодательно предусмотренной процедуры возврата выведенного банка на рынок. Это исключительно компетенция НБУ выдавать лицензию банка. Тем более, что некоторые из этих банков были выведены, потому что не имели ликвидности, некоторые – потому что нарушались требования финансового мониторинга и т.д. А значит Нацбанк не может принять решение о возобновлении лицензий таким финучреждениям.

Поэтому такие судебные дела начинают для того, чтобы не заявить, что не было прецедента доведение банка до банкротства его менеджментом и бенефеціарами. И, соответственно, чтобы не были начаты судебные дела, в соответствии с законодательством, против акционеров и руководства. То есть они не пытаются на самом деле вернуть банк к жизни, это делается чтобы не было преследований.

Об интересах вкладчиков и кредиторов также в данном случае никто не пытается позаботиться. Такие судебные решения никоим образом не сказываются на выплате или не выплате возмещений потерпевшим, которые стоят в очереди.

Леся Выговская, Новое время