Ни слова кривого. Как власти в Украине задумали чистить соцсети

СНБО, который в последние месяцы вводил санкции и составлял черные списки, теперь возьмется за социальные сети. Секретарь ведомства Алексей Данилов заявил: думает о том, чтобы бороться с теми, кто критикует власть.

Правозащитники, естественно, негодуют: это прямое ограничение прав и свобод. Но власти объясняют: рядовым гражданам ничего не грозит. “Вести” выяснили, что можно и нельзя будет писать в Facebook.

“Политическая грязь” или критика?

По словам Данилова, есть люди, “занимающиеся политической грязью” по отношению к Украине и ее руководству. “Мы рассматриваем определенные процессы, как бороться именно с этими людьми“, — сказал секретарь СНБО. При этом полностью блокировать Facebook, а также Telegram, по его мнению, невозможно.

Но какие критерии оценки “политической грязи”, пока непонятно. А раз так, то логично предположить, что бурная и зачастую справедливая критика в соцсетях президентских проектов — например, “Большое строительство”, “Миллиард деревьев”, “Доступное жилье”, — может в итоге толковаться как “грязь” и подрыв государства.

Известные украинские пользователи Facebook периодически рассказывают о том, что их блокирует соцсеть за острые высказывания. Так, известный бизнесмен Александр Меламуд был неоднократно забанен, по его словам, за высказывания против праворадикалов. А его партнер по бизнесу известный блогер Гарик Корогодский — за использование ненормативной лексики в ответ на антисемитское высказывание.

Адвокаты относятся крайне негативно к идее Данилова и уже сравнивают Украину с Северной Кореей. “Высказывание Данилова — это уже не первый звоночек, что свидетельствует о построении тоталитарного государства и введении жесточайшей цензуры в Украине. Фактически мы видим полное повторение Северной Кореи, Зимбабве, Сомали, игнорирование Конвенции о защите прав и свобод. Государственный служащий выражается таким образом, что теперь нельзя будет критиковать власть, что он будет бороться со всеми ее критиками! Такого нет даже в тоталитарной России. И, конечно, это говорит о крайне низком образовании людей, которые вносят в общество подобный, выгодный им нарратив“, — возмущается в разговоре с “Вестями” адвокат Ростислав Кравец.

Его коллега Иван Либерман подчеркивает: ограничение прав возможно только по решению суда. “Ни один совещательный орган, в том числе СНБО, не может ограничивать права и свободы человека, в том числе свободу выражения слова и мысли.  Что может сделать власть? Помните историю с телеканалами “112 Украина”, Newsone и ZIK, вещание которых было заблокировано, и они перешли на YouTube? Власти обратились к YouTube с официальным письмом, и эти каналы заблокировали. Также и сейчас: власть может на государственном уровне обратиться в Ирландию, которая выдает контент Facebook для Украины и России, со списком тех, кого нужно закрыть. А там могут быть миллионы. И Facebook может пойти на это. Более того, они могут обратиться и в США, где находится центральный офис, просить, требовать. А учитывая нынешние реалии, им могут пойти навстречу, заблокировав определенных граждан, даже миллион“, — считает Либерман.

Как результат, по его словам, по обращению государства Украина в отношении определенных лиц могут быть введены политические фильтры. “Это такая опция, когда информация публикуется через время после написания“, — добавил он.

Иски бесперспективны

Адвокаты не исключают, что в ответ на санкции украинцы могут массово обращаться в суд, однако считают такие иски бесперспективными.

Юридических определений “политической грязи” нет, это должен решать суд. И многие украинцы могут обратиться в том числе в Европейский суд по правам человека. Но юридической перспективы у таких исков нет. Почему? Можно установить, что какая-то информация является неправдивой, негативной, не отвечает действительности. Но наша украинская Фемида не может обязать пользователя соцсети удалить какую-то информацию, поскольку она не является собственником страницы“, — говорит “Вестям” Либерман, уверяя, что специализируется на вопросах, связанных с соцсетями.

По его словам, прецеденты, когда представители государства судились против граждан, разместивших в соцсети негативную для себя информацию, в Украине были. “У моих коллег были такие дела, когда министры и другие чиновники пытались добиться от обычных граждан опровержения или удаления контента. Но все, что им удавалось, — только признать ее недостоверной“, — сказал Либерман.

Ростислав Кравец считает, что вся затея СНБО может превратиться в очередную “комиссию по морали”, где некие эксперты по своему усмотрению будут решать, является ли чье-либо высказывание подрывающим доверие к действующей власти или нет. “Боюсь, что в итоге мы вернемся во времена СССР 50-х, когда велась жесткая борьба с инакомыслием, а в уголовном кодексе были статьи за критику советского строя“, — говорит Кравец.

“Против фейков”

Советник главы Офиса президента Михаил Подоляк уверил “Вести”, что речь не идет о борьбе с инакомыслием.

Я бы предложил начать с четких определений. Увы, к огромному сожалению, под “публичной критикой” сейчас понимают не конструктив, не экспертное знание той или иной темы, а банальные прямые и личные оскорбления. Именно оскорбления сейчас составляют львиную долю “критических высказываний”. Скажу больше, для государства вообще чрезвычайно вредно, что практически нет сейчас системной и фактической критики со знанием дела, но есть только инфантильный хейт и бесконечные фейки. И что любая инициатива превращается в абсурд, потому что оппоненты буквально через сутки уже требуют стопроцентной реализации. Все это точно не о развитии, конкуренции или критике. И именно о подобных вредоносных “оскорбительных вирусах” говорит глава СНБО. И он абсолютно прав. Потому что негатив оскорбительного плана крайне разрушительно влияет на общество“, — сказал “Вестям” Подоляк.

По его словам, нужно отличать дезинформацию от неправды или случайного заблуждения. “Дезинформация — это всегда скоординированное, системное распространение лжи, которое создается для того, чтобы так или иначе ударить по обществу или по какой-то общественной фигуре. Мы это наблюдали неоднократно. Например, когда целенаправленно уничтожалось доверие к западным вакцинам и вообще к вакцинации, когда распространялись подлейшие фейки о якобы всплеске радиации в Чернобыльской зоне или об отношениях с нашими партнерами — Америкой, Британией, Турцией. Эти дезинформационные инструменты используются не только в интересах давления России на Украину, но и для удовлетворения болезненных личных амбиций некоторых украинских политических игроков. Может ли государство просто игнорировать существование и применение таких инструментов? Нет, это было бы безответственно. Но при этом, конечно же, речь не идет об обычной политической борьбе, которая есть в любой демократии. Любой непредвзятый и квалифицированный наблюдатель может легко определить, о каких конкретно инструментах распространения политической грязи и дезинформационных нарративов шла речь“, — говорит “Вестям” Подоляк.

ВЕСТИ

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка