НБУ хочет лишить финучреждения возможности оспаривать его решения

Верховная Рада 7 октября приняла в первом чтении законопроект о предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Депутаты предлагают дать НБУ право аннулировать лицензию финучреждения, если оно нарушило законодательство в сфере отмывания денег хотя бы дважды. Документ также запрещает обжаловать в суде решения Нацбанка о применении санкций, лишении лицензий и другие меры воздействия.

Черный рыцарь

Сегодня банки нередко опротестовывают решения НБУ и суды принимают сторону финструктур. Например, еще в апреле из‑за нарушения валютного законодательства регулятор отозвал валютную лицензию у 83‑го по размеру активов донецкого банка «Капитал». В мае та же участь постигла днепропетровский АктаБанка (38‑й). Тогда экс-председатель НБУ Степан Кубив рассказывал прессе, что эти два финучреждения вывели 10 млрд грн. Уже менее чем через месяц регулятор вынужден был восстановить лицензии по решению суда, который принял сторону банков и признал действия НБУ незаконными.

Но Нацбанк не отступил — 16 сентября он признал АктаБанк неплатежеспособным. Финучреждение, по данным регулятора, с 2012 г. обналичило инвалюты на 65 млрд грн. Ранее председатель НБУ Валерия Гонтарева рассказывала, что в 2013 г. оборот нелегальных операций 14 банков составил 292 млрд грн. Уже четыре финструктуры выведены с рынка. По данным Гонтаревой, это Прайм-Банк, Грин Банк, АктаБанк и Финростбанк. «Продолжение этого списка вы скоро увидите», — предупредила глава Нацбанка. Когда запрет судиться с НБУ вступит в силу, регулятору станет гораздо проще расправляться с финучреждениями.

Судился за право остаться на рынке и Форум Банк. Его еще в марте НБУ признал неплатежеспособным, а в июне Фонд гарантирования вкладов физлиц отправил на ликвидацию. Летом суд принял сторону банка и отменил решение регулятора. Но поскольку процедура ликвидации была запущена и восстановить банк было невозможно, суд в итоге разрешил НБУ оставить свое решение без изменений. «Одна из проблем Нацбанка в том, что он в судах не платит деньги, то есть пролоббировать нужное решение сейчас не может. Все на рынке знают, что любое постановление НБУ можно обжаловать в суде за определенную сумму, — рассказывает банкир, не пожелавший называть своего имени. — В результате смысл действий регулятора вообще пропадает».

Проверка на прочность

Юристы, впрочем, негативно отнеслись к тому, что нельзя будет оспаривать решения Нацбанка. «НБУ таким образом хочет получить безграничную власть над банковской системой и уйти от ответственности за выведение банков с рынка», — сетует старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец. Это перевод в ручной режим регулирования деятельности банков. «На Нацбанк вообще тогда нельзя будет найти управу. К примеру, регулятор сможет доводить банки до стадии ликвидации, а они толком и сопротивляться этому не смогут», — поддерживает коллегу партнер юридической фирмы «Ильяшев и Партнеры» Максим Копейчиков.

В противовес нужно вернуть требование по согласованию всех постановлений НБУ с Министерством юстиции, а также установить персональную ответственность за неправомерное введение временной администрации, полагает Кравец. «Бывают ситуации, когда собственникам банка даже не оставляют возможности восстановить его платежеспособность», — добавил эксперт. В Нацбанке такие обвинения опровергают. «Мы признаем банк неплатежеспособным только в крайнем случае, когда его спасти уже нельзя», — заверила Гонтарева. По ее словам, до того как признать банк неплатежеспособным, он получает статус проблемного. НБУ вводит в банк куратора, который помогает финучреждению выйти из сложившейся ситуации. Сегодня кураторы Нацбанка работают в 39 финструктурах. Поэтому при желании собственник может спасти свой банк, влив в его капитал деньги. «Если же будет политзаказ, то банку и так ничто не поможет», — сказал юрист, не пожевавший называть своего имени.

Марк Поллок, Анна Уляницкая, Капитал