Минобороны и НБУ потребовали от банков не начислять военным проценты за кредиты

Вокруг кредитования военнослужащих возник новый скандал, на этот раз между Минобороны и Нацбанком. Говорят, что он начинался с устных перепалок чиновников, а завершился официальным письмом №220/424 министра обороны Андрея Загороднюка в адрес председателя НБУ Якова Смолия с требованием повлиять на банки, нарушающие закон “О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей” (документ оказался в распоряжении “Страны”). Который повсеместно нарушается, как свидетельствуют “многочисленные обращения военнослужащих”.

Речь о п. 15 ст. 14 закона, согласно которой кредиторы не имеют права насчитывать по кредитам военнослужащих проценты, пени и штрафы. От момента их призыва и до завершения так называемого “особого периода”. В Минобороны напомнили, что отправной точкой здесь является 17 марта 2014 года, когда президент подписал указ “О частичной мобилизации” и особый период действует до сих пор. Он продолжается, поскольку президент Украины не принимал решения “о переводе государственных институтов в функционирование в условиях мирного времени”. Данная позиция подтверждается письмом Верховного суда №60-1543/0/2-18.

1(16)

2(9)

Скриншоты: “Страна” 

Вероятно, в НБУ согласны с этими аргументами, потому что вдогонку гневному письму Минобороны выдали свою телеграмму (№20-0006/8037), в которой потребовали от банков выполнять требования вышеупомянутого закона.

Сама по себе проблема не новая — на банкиров не первый раз жалуются за невыполнение закона “О социальной и правовой защите военнослужащих и членов их семей”. Заемщикам-военным несмотря ни на что продолжают насчитывать проценты по кредитам, а также штрафы с пенями. Закон не предусматривает ответственности в отношении кредиторов, и те его открыто нарушают.

“Поначалу закон еще более-менее выполняли. Сразу после принятия и в разгар военных действий, а теперь повсеместно нарушают. Банкиров интересуют только их заработки и больше ничего, а Нацбанк за ними не следит, как следует. Мы сталкиваемся с тотальной безнаказанностью, которую покрывает НБУ. Банки продолжают насчитывать проценты по кредитам, а потом и штрафные санкции, а когда человек их не платит — обращаются в суды. Финансисты, конечно же, не сообщают, что требуют взыскать кредиты с огромными штрафами с украинцев, которые защищают родину. А судьи, которые не справляются с большим потоком дел, не вникают в суть. И выносят постановления о взыскании задолженности, после чего с военнослужащего начинают списывать задолженность с процентами и штрафами”, — рассказал “Стране” старший партнер адвокатской компании “Кравец и партнеры” Ростислав Кравец.

Нередко заемщики узнают о том, что им насчитали огромные проценты и штрафы именно, когда начинается принудительное списание задолженности с зарплатных карт. С довольствия Минобороны. Судебный исполнитель взыскивает задолженность в бесспорном режиме (автоматически, никого не предупреждая). Военнослужащий лишь видит смс-сообщение о списании денег. Часто без указания причины.

Люди, конечно, начинают звонить в банк и доказывать свою правоту. Однако вернуть деньги просто так уже не получается. Для этого нужно как минимум лично явиться в банк и доказать, что находишься на службе. А как максимум — подать иск и отстоять свое право на льготу в суде. Несмотря на то, что она четко описана в законе.

Юристы и финансисты говорят, что ЧП с кредитами обычно возникает в двух случаях:

  • Когда банк знает, что имеет дело с военнослужащим-заемщиком, и просто не хочет исполнять закон. В расчете на то, что у человека не будет времени и желания с ним спорить, и он просто заплатит. Прибыль ставится превыше всего.
  • Когда банк на самом деле не знает, что человек стал военнослужащим, что его призвали. Финансистов не уведомили, а они сами не удосужились перезвонить клиенту, когда тот перестал по непонятной причине платить по предоставленному займу. Они настроены заработать на пене и штрафах, и ждут своего “звездного часа”.

“Кстати, во втором случае финансовая часть Минобороны могла бы информировать банки о том, что человек пошел на военную службу. После того, как опросила его и оформила контракт. Если сам человек не сделал этого. Может быть тогда закон лучше выполняли”, — допустил в беседе со “Страной” финансовый аналитик Василий Невмержицкий.

Большей дисциплины в части выполнения закона можно было бы добиться, и если бы контроль взял на себя Национальный банк. Как он это сделал для законодательства в части финансового мониторинга. НБУ требует от банков четкого выявления публичных лиц, и беспощадно штрафует те банки, что не делают этого или делают недостаточно качественно.

Хватило буквально 1-2 штрафов в адрес банков, не выявивших всех своих военнослужащих и насчитавших по их кредитам проценты со штрафами, и подразделения финмониторинга стали бы с блеском выполнять эту задачу. А может и придумали, как ее максимально автоматизировать.

“Вроде бы все логично: есть закон о финмониторинге публичных лиц и о запрете на начисление процентов военнослужащих. Оба социально важны. Особенно во втором случае, ведь речь идет о защитниках родины. Потому повышенный контроль по этой части был бы объясним. В принципе никто не спорит с тем, что банки должны выполнять действующее законодательство, вне зависимости от разных взглядов на проблему”, — признал Невмержицкий.

СТРАНА

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка