Инсайдеров выводят из банков

Половина проверенных банков нарушают лимиты кредитования инсайдеров, и чаще всего на этом «ловят» банки с украинским капиталом.

Однако НБУ сейчас не будет их наказывать – учреждениям дается три года на решение проблемы. Банкиры рассказали FinClub, каким образом они могут уменьшить чрезмерные портфели кредитования связанных лиц, и признались, что некоторые банки все еще «химичат» с отчетностью.

Вскрытие нарушителей

Минимум 21 банк проводит операции со связанными лицами с нарушением ограничений НБУ. Регулятор, проверив балансы 44 учреждений, нашел чрезмерную поддержку инсайдеров почти в каждом втором банке. В октябре НБУ завершит проверку еще 14 учреждений, а за последующие два месяца будет закончена диагностика всех оставшихся банков.

Речь идет о нормативе Н9: кредитование инсайдеров не должно превышать 25% от регулятивного капитала. Банковская система в целом сейчас нарушает это правило. На начало сентября для всех банков этот показатель составлял 29,06%. «Диагностика выявила, что в некоторых банках уровень выданных связанным лицам кредитов превышает норму в несколько раз. С учетом проблемной ситуации, которая формировалась в банковской системе в течение десятилетий, банкам предоставляется возможность в трехлетний срок привести объемы операций со связанными лицами к нормативным требованиям», – заявил начальник управления мониторинга связанных с банком лиц НБУ Алексей Рудый.

Четыре банка уже согласовали с НБУ графики уменьшения операций со связанными лицами, а 14 банков только готовят свои трехлетние планы. В НБУ не назвали банки-нарушители поименно, но подчеркнули, что «нет проблем со связанными лицами, преимущественно, у банков с иностранным капиталом». «Проблема инсайдерского кредитования не касается ОТП Банка. У нас нет кредитов связанным лицам вообще, – подтверждает этот тезис касательно своего банка глава правления ОТП Банка Тамаш Хак-Ковач. – Логично, что кредитование связанных лиц – это проблема украинских частных банков, потому что они принадлежат к крупным холдингам и имеют много связанных сторон, которых могут кредитовать».

По мнению старшего партнера адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислава Кравца, «реальные проблемы сейчас могут быть у ПУМБа, ПриватБанка, Кредит Днепра, «Пивденного», Мегабанка». «Государственные банки надеются на поддержку государства», – считает он. Часть этих банков не скрывает проблемы. В ПриватБанке говорят, что в конце сентября кредиты связанным лицам составляли 4,71% от его кредитного портфеля, что в разы меньше, чем показатель на конец минувшего года – 17,7%. При этом норматив Н9 все же нарушался – 29,29%. «Примерно половина из указанной цифры касается связанных лиц по отношению непосредственно к ПриватБанку, а остальная часть – к компаниям акционеров», – утверждали в учреждении.

Директор департамента кредитования банка «Пивденный» Виктория Скоч обещает, что ее банк «планирует снизить объемы в более короткий срок», чем предоставленные НБУ три года. «Наш банк согласовал с регулятором план развития до 2019 года, согласно которому мы сейчас работаем и должны привести норматив Н9 к необходимым значениям. При этом доля кредитов связанным лицам составляет не более 3% нашего портфеля. К необходимому показателю наш банк придет ранее, чем за три года», – говорит зампред правления Банка Кредит Днепр Сергей Волков.

Проблема перезрела

В большинстве выявленных случаев банк пытается скрыть факт связанности контрагентов с ним, а не сами операции. «Наиболее распространенным методом ухода от выполнения требований НБУ является использование номинальных конечных бенефициаров контрагентов банка, – сетуют в НБУ. – Существуют две самые распространенные схемы оптимизации плохих кредитов: кредитование связанной с банком факторинговой компании с целью покупки у банка портфелей плохих кредитов; выдача связанному лицу кредитов, которые направляются на погашение плохих кредитов».

Установленные НБУ нормативы на связанное кредитование банки успешно обходили за счет использования прямых механизмов, а также (в основном до 2008 года) за счет транзитного кредитования, отмечает начальник отдела рыночных исследований рейтингового агентства IBI-Rating Виктор Шулик.

Во многих банках злоупотребления выявлялись уже во время «вскрытия» после банкротства. «Ситуацию, связанную с кредитованием связанных лиц, ярко продемонстрировало банкротство банка «Киевская Русь». После банкротства оказалось, что их отчетность не соответствует реальному состоянию дел. Такая же ситуация была в Брокбизнесбанке», – утверждает Ростислав Кравец. К слову, среди выявленных в этом году нарушителей также есть банки-банкроты. Лимит кредитования инсайдеров нарушали банк «Хрещатик» и Фидобанк.

Нацбанк обращает пристальное внимание на эту проблему, поскольку концентрация кредитного риска на одном или нескольких бенефициарах стала одной из причин финансового кризиса прошлых лет и банкротства ряда финансовых учреждений. «Норматив Н9 нарушают чаще всего банки, чьи учредители открывали банк для обслуживания своего основного бизнеса. Поскольку компании в Украине сейчас очень ограничены в источниках финансирования, кредиты в аффилированных банках для многих из них являются очень важной, а иногда и единственной возможностью привлечь ресурсы», – считает главный аналитик Укрсоцбанка Андрей Приходько.

Зачастую банки, чтобы формально соблюдать нормативы, договаривались между собой и взаимно кредитовали связанных лиц под взаимные поручительства своих же связанных лиц.

Даже сейчас, когда НБУ пересмотрел и ужесточил надзор за кредитованием связанных лиц, банки все еще пытаются изобретать методы сокрытия своих проблем. «Чтобы действительно точно узнать, у кого проблемы, не обязательно только смотреть на показатель Н9. Нужно обратить внимание на общий кредитный портфель, в который входят не только прямые кредитные операции, но и гарантии и аккредитивы. Велика вероятность, что те или иные операции кэптивного банка не показаны в Н9, но они присутствуют в периметре группы. Если у банка не хватает капитала и сложные перспективы по капитализации, по созданию необходимых резервов, то банки пускаются во все тяжкие, чтобы скрыть свои нарушения», – неофициально рассказал FinClub один из банкиров.

Свобода выбора

В связи с этим Андрей Приходько считает оправданным именно трехлетний срок уменьшения долгов инсайдеров, ведь «объем связанных кредитов в некоторых банках настолько огромен, что собственники не могут одномоментно погасить все такие кредиты». «Переходной период нужен. Большинство кредитов бизнесу не могут быть погашены в течение нескольких месяцев, а инвестиционные – даже лет. Кроме того, банкам нужно будет еще определиться с тем, куда перенаправить высвободившиеся средства», – согласен с ним Виктор Шулик.

Банки могут воспользоваться несколькими способами снижения объема инсайдерских кредитов. «Условно их можно разделить на две группы: путем изменения абсолютных и относительных показателей. Абсолютные показатели уменьшения задолженности предусматривают ее фиксацию на определенную дату и сокращение за счет плановых погашений кредита связанного лица. Или же возможно подписание договора о досрочном погашении кредита», – говорит исполнительный директор НАБУ Елена Коробкова.

Относительные показатели уменьшения задолженности возможны в случае увеличения суммы регулятивного капитала банка, что автоматически снижает кредитный риск. «Второй вариант – это замена залога на денежное обеспечение, которое учитывается при расчете размера кредитного риска», – отметила она.

Но неофициально банкиры признают, что трехлетнего периода будет достаточно не всем учреждениям. «Три года – достаточно жесткий сжатый период. Объективно, чтобы выйти из плохих балансов, нужно хотя бы лет пять», – сказал FinClub экс-топ-менеджер одного из банков.

Кузнецова Юлия, ФИНКЛУБ