Думали, простуда — оказался менингит. Как украинские врачи отправляют на тот свет пациентов

Врачебных ошибок, из-за которых умирают пациенты, в Украине не становится меньше. К сожалению, далеко не всегда медики несут за них ответственность. Юристы говорят, что причина в круговой поруке самих врачей и отсутствии настоящей страховой медицины, о которой не заботится даже МОЗ. Да и сами люди не верят в то, что можно добиться справедливости.

Умер от бактериального менингита

В четверг, 21 июня, мама 3-летнего Артемчика Качуры Надежда наконец-то получила результаты медицинской экспертизы вскрытия тела сына. «Там написано, что он умер от бактериального менингита. То есть этот менингит не передается как вирус, а вот как он попал в организм Артема, не знаем, может, что-то съел», — рассказала OBOZREVATEL родная тетя малыша Анастасия Доскач.

Напомним, трагедия произошла 5 июня. В реанимации Тернопольской городской детской больницы скончался Артем Качура. Еще 1 июня вечером после садика у малыша поднялась температура. Мама четыре раза вызывала «скорую», врачи которой ставили диагноз — простуда, ангина.

4 июня Артема, у которого уже появилась рвота, отвезли в больницу, где ангина не подтвердилась. По словам родных, врач «скорой» при этом воскликнула: «Ой!». Артема отправили в инфекционное отделение, но Анастасия утверждает, что анализ крови тогда не взяли — просто выписали лекарство от отравления. В полночь мама подняла шум, и тогда врачи обнаружили, что мальчик уже не видит и не может даже наклонить голову. Его забрали в реанимацию, но через несколько часов малыш скончался.

Это далеко не единственный случай, когда врачи неверно ставят диагнозы, в результате чего люди умирают. Но мало кто из медиков несет ответственность за свои поступки.

Освобождают из-за срока давности

Во Львове суд признал вину анестезиолога в смерти 45-летнего мужчины, присудив ей пять лет заключения. Однако врач смогла спокойно отправиться домой, поскольку срок давности дела истек. Областная клиническая больница должна уплатить 500 тыс. грн компенсации, но юристы этого медучреждения собираются оспаривать такое решение суда.

Мама погибшего Светлана Семина рассказала, что четыре года назад ее сын отправился удалять зуб мудрости. У него опухло горло и воспаление увеличивалось. Он пришел в отделение челюстной хирургии. Врач сказал, что операция на 15 минут. Однако когда анестезиолог начала вводить трубку в трахею для вентиляции легких, пациент задохнулся. Эксперты заявили, что виновата анестезиолог, которая неправильно вводила трубку.

И это уже не первый подобный случай на Львовщине, когда врачи отделываются легким испугом. Пять лет назад тут роженица умерла от интоксикации. Родным потребовались годы, чтобы добиться суда. Сам врач на заседание не явился, а родным сказали, что срок давности истек два года назад.

Ставят неправильные диагнозы

В реестре судебных решений полно дел, связанных с врачебными ошибками. Например, сейчас расследуется случай в Ромнах Сумской области. В этом году 2 января женщина обратилась к врачам гинекологического отделения центральной больницы с жалобами на боль в области живота. На следующий день ей провели операцию и отправили домой. Ее дочка говорит, что каждый день навещала маму и делала уколы, который назначил врач, хотя до 5 января она должна была находиться в больнице. Но женщине становилось все хуже.

Через неделю, 13 января, женщина снова обратилась в больницу. Дежурный врач родильного отделения выписала лекарства и сказала приходить завтра, поскольку специалист в гинекологическом отделении будет только на следующий день. Позже женщину госпитализировали, провели три операции, однако 3 февраля она умерла. Эксперты пришли к выводу, что ей первоначально установили неточный диагноз и назначили неправильное лечение. Пациентка «сгорела» в результате сепсиса и интоксикации.

Расследуется дело и в Южном Одесской области. Там пациентка скончалась от вирусной двусторонней пневмонии и легочной недостаточности. Накануне вечером, 16 января, сестра вызвала ей частную «скорую». Врачи осмотрели женщину и поставили ей диагноз ОРВИ и остеохондроз. Однако женщине становилось все хуже и в 5 утра ей снова вызвали бригаду частной «скорой». Тогда было решено везти ее в городскую больницу. Там женщина провела в реанимации несколько часов и скончалась.

А в Николаевской области следователь решил закрыть дело о смерти пациента. Правда, пострадавшие родственники обратились в суд. И заявили, что следователь принял такое решение только на основании двух экспертиз, в которых, по его мнению, нет четких указаний о том, что действия врачей привели к смерти человека. Хотя в выводах экспертов четко написано, что был неправильно установлен диагноз и проведено неправильное лечение. Мало того, следователь даже не установил личности этих врачей, не потребовал документы из больницы. Судья отменил решение о закрытии дела.

В Мироновской центральной больнице Киевской области 20 января 2016 года у беременной женщины отошли воды, а врачи не предприняли срочных мер по стимуляции родовой деятельности и не провели кесарево сечение. В результате малыш родился с асфиксией, его срочно отправили в реанимацию областной больницы Белой Церкви, но через две недели мальчик умер.

И это лишь несколько примеров.

Причиной смерти пациента может стать не только ошибка или халатность врача, но элементарная коррупция. «У меня сейчас есть клиентка. Ее брату стало плохо с сердцем, и он обратился в больницу. Но поскольку он не производил впечатление платежеспособного пациента, немного выпивал, то врачи от него отмахнулись и отправили домой. Где-то через три часа он умер», — рассказал OBOZREVATEL адвокат Сергей Ильченко.

Теряют надежду

Адвокат Ростислав Кравец считает, что украинцы настолько изматываются во время затяжных судебных заседаний, что просто перестают верить и добиваться справедливости. «Доказать ошибку врача очень тяжело, с этим у нас существуют проблемы. Поэтому следствие и суды затягиваются на годы. Люди и так потеряли близкого, им каждое заседание дается нелегко. Они просто перестают надеяться», — говорит Кравец.

К тому же, по мнению адвоката, суды принимают решение о материальной компенсации на собственное усмотрение.

«Зачастую это 200 тысяч гривен, 400 тысяч. Разве такие деньги могут возместить смерть близкого или помочь в реабилитации пострадавшего от врачебной ошибки? Виноваты и Минздрав, и в целом государство в том, что не принимают законов о настоящей страховой медицине. В таком случае люди могли бы рассчитывать на нормальную компенсацию, а врачи бы боялись. Им достаточно было бы одного примера, как страховые выигрывают подобные дела и на сколько сотен тысяч наказывают клиники и врачей. Представьте, стоматолог нанес пациенту ущерб, неправильно поставил имплант, суд назначает компенсацию 40 тысяч гривен. А человеку в несколько раз больше потребуется денег, чтобы исправить его ошибку», — говорит Кравец.

Также по словам адвоката, у нас очень сложно доказать причинно-следственную связь между действиями доктора и смертью пациента. «Чтобы доказать, что малыш умер во время родов по вине врача, нужно пройти очень долгий и сложный путь. Нужно несколько экспертиз, нужны показания свидетелей, нужно доказать, что причиной смерти была не врожденная патология», — говорит Кравец.

Адвокат Сергей Ильченко также поддерживает коллегу насчет сложности доказывания причинно-следственных связей. И указывает еще на одну причину – цеховой сговор между врачами.

«Между врачами и экспертами может существовать корпоративный сговор. Он может основываться на том, что врач врача не выдаст. А может быть и просто коррупционным. В результате в выводах экспертов можно пропустить какие-то детали, которые доказывают причину и следствие. Или там появятся такие формулировки, как «возможно», «относительно». Поэтому экспертов нужно предупреждать об ответственности за то, что они пишут. И тоже привлекать за неправдивые выводы. Также всегда нужно проводить и независимые экспертизы», — говорит Сергей Ильченко.

По словам Ильченко, в Украине все-таки были успешные суды против врачей. «Я всегда привожу пример, когда пострадавший пациент добился в Украине компенсации. Но посчитал, что это мало и отправился в Европейский суд по правам человека, где выиграл 70 тысяч гривен. Это было несколько лет назад, сумма была приличной», — говорит Ильченко.

Марина Петик, Обозреватель