Дело Насирова: спектакль с затягиванием времени обвинения не снимет — Кравец

Накануне, 5 марта, в одиннадцать часов вечера истекли 72 часа с момента задержания Романа Насирова, однако из-за пикета под судом, он так и не смог покинуть помещение.

В понедельник, 6 марта, должно пройти судебное заседание, где будет рассматриваться вопрос отвода судьи в деле Насирова и мера пресечения для отстраненного от исполнения своих обязанностей главы Государственной фискальной службы.
 
Отметим, что в ночь на пятницу, 3 марта, детективы НАБУ вручили Роману Насирову сообщение о подозрении  в рамках расследования газового «дела Онищенко». Он подозревается в злоупотреблении служебным положением, повлекшим тяжкие последствия. По данным НАБУ, Насиров поручил дать безосновательные отсрочки на уплату ренты компаниям, бенефициаром которых является нардеп-беглец Александр Онищенко.
 
Действия Насирова, говорят в Специальной антикоррупционной прокуратуре,  нанесли государству ущерб в размере около двух миллиардов гривен.
 
Прокуроры просят суд о содержании Насирова под стражей или беспрецедентный залог в сумме два миллиарда гривен.
 
Оставят Романа Насирова под стражей  или отпустят под залог, в эфире радиостанции Голос Столицы спрогнозировал старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.
 
Вчера вечером истекли 72 часа, на протяжении которых суд должен был избрать меру пресечения, но только сегодня, возможно, суд до этого дойдет? Это будет законное избрание меры пресечения?
 
— Да, абсолютно. Даже через месяц будет законное избрание меры пресечения. То есть тут речь идет исключительно о содержании под стражей. То есть любое лицо в Украине нельзя содержать под стражей более 72 часов.
 
Но он же фактически находится под стражей на сегодняшний день?
 
— Да. И, как говорят некоторые народные депутаты, как только закончилось время, произошло чудо: он практически сразу же встал и чуть-чуть ни убежал. Его еле-еле успели остановить адвокаты, сказав, что еще не время.
 
Могут ли судьи, назначить залог не в два миллиарда гривен, а меньше?
 
— Конечно. Подобные случаи с выбором залога полностью ложатся на внутреннее усмотрение судьи. То есть неоднократно уже прокуратура по некоторым бывшим чиновникам, а также руководителям банковских учреждений, тоже требовала подобные залоги в несколько миллиардов гривен, однако суды устанавливали залог меньше. Тем не менее, тот залог, который устанавливал суд, он также является абсолютно неадекватным и невозможным к уплате, порядка, например, 150-130, 100 миллионов гривен.
 
До вчерашнего дня было понятно, что адвокаты Насирова взяли курс на затягивание времени, чтобы закончились отведенные 72 часа. В итоге, как вы считаете, какую линию защиты сегодня займут адвокаты Насирова?
 
— Насколько видела вся страна, в принципе, то, что связано с затягиванием времени, это никоим образом не связано с защитой как таковой. Мне вообще,  непонятно, зачем было устраивать весь вот этот спектакль с затягиванием времени, с отводом судьи, который более-менее объективно рассматривал все ходатайства, как стороны защиты, так и стороны обвинения, прокуратуры. Поэтому то, что касается адвокатов, здесь, на мой взгляд, они исполняют задачу, поставленную клиентом. И само затягивание времени ни к чему не приводит абсолютно с точки зрения именно рассмотрения самого уголовного дела, снятия обвинений. Как это влияет именно на вопрос в том, в чем непосредственно обвиняют гражданина Насирова, именно в неправомерном предоставлении рассрочек целому ряду предприятий, непонятно.
 
Поэтому, на мой взгляд, если правильно занимать с данной точки зрения позицию защиты, то необходимо представлять именно те доказательства, что Насиров никоим образом не нарушил законодательство, хотя суд при избрании меры пресечения может это только учесть, он не может исследовать эти доказательства, а также предоставить все документы, свидетельствующие о том, что Насиров  не собирается покидать территорию Украины, а также готов полностью сотрудничать со следствием.
 
Какие могут быть доказательства того, что он не собирается покидать страну?
 
— Вот события последних нескольких месяцев, когда Насирова неоднократно вызывали на допросы в прокуратуру для дачи пояснений, он их игнорировал, будут как раз играть не в его пользу. Что же касается того, что он готов не покидать Украину, то одних слов будет, конечно, мало. То есть он должен сейчас добровольно предоставить все свои паспорта заграничные, которые у него есть, и гражданский паспорт для того, чтобы не выезжать. А также показать, что он действительно готов сотрудничать со следствием. Тогда суд при избрании меры пресечения все эти обстоятельства может учесть. Но, судя по тому, что происходило в последние три дня, я думаю, что этого будет мало, и суд в любом случае будет устанавливать значительную сумму залога.

Пикеты, которые проходили и проходят под зданием суда, с четким требованием к судьям принять некое решение. Плюс, вчера вечером появилась информация о том, что некие активисты «Азова» приходили домой к судье, которая рассматривает дело Насирова, тоже требуя от нее некой объективности, как они говорят. Эти все факторы можно рассматривать как давление на суд?
 
— Да, конечно. Подобные действия со стороны активистов, на мой взгляд, абсолютно неприемлемы в правовом государстве. То есть суд должен быть независимым и абсолютно независимо избирать меры пресечения, принимать решения. А все, что делают сейчас активисты, фактически является давлением на суд. При этом довольно странно, что идут к главе суда, которая в данном случае ничем помочь не может. У нас есть УПК, который устанавливает определенные  обязательства, определенный порядок распределения дел, рассмотрения дел. Именно нарушение этого порядка в большинстве случаев не так давно служило основанием для привлечения судей к ответственности, которые избирали меру пресечения, если вы помните, участникам Майдана. Именно это вменяется им в вину. Поэтому на сегодняшний день те же активисты, которые требовали привлечь судей к ответственности, сейчас требуют нарушить уголовно-процессуальное законодательство, на мой взгляд, ведут себя, мягко сказать, странно.
 
После того как вручили подозрение Насирову, появились теории, даже целые разборы от юристов экспертов по поводу того, что проводили ли процедуру детективы НАБУ с нарушениями или все было чисто с юридической точки зрения. Каково ваше мнение?
 
—  Из того, что я видел, из тех видео, которые были выложены в интернет как самой САП, так и рядом народных депутатов, адвокатов, других лиц, принимавших участие в этих процессуальных действиях, я не видел особых нарушений. То есть Насирову зачитали подозрение, у него еще был в тот момент, оказывается, инфаркт, по словам некоторых врачей, который в дальнейшем не был подтвержден.
 
Сам он говорит о предынфарктном состоянии.
 
— Вообще удивила ситуация, когда стоит минимум четыре врача, еще 10 детективов НАБУ, человек в бессознательном состоянии, а ему никто не помогает. Поэтому давайте быть объективными в данном вопросе: если человек в бессознательном состоянии, в там находятся четыре врача, ему бы кто-то помог. Поэтому говорить о том, что он в бессознательном состоянии получал именно уведомление о подозрении, я думаю, на этом играть не стоит.
 
Опять же, я считаю, что сейчас защите нужно все-таки сконцентрироваться именно на сборе доказательств того, что гражданин Насиров действовал исключительно в рамках предоставленных ему полномочий, с соблюдением всех процедур предоставления рассрочки. Хотя на сегодняшний момент, с учетом тех записей, которые были обнародованы гражданином Онищенко, который находится в бегах, в это поверить довольно тяжело.
 
Какое наказание предусматривает статья, по которой обвиняют Насирова?
 
— Лично я не знаю, по какой статье его обвиняют. То есть превышение власти, служебных полномочий? Да, это может быть, в зависимости от нанесенного ущерба, порядка 5 лет лишения свободы с запретом занимать некоторых должности, и с конфискацией имущества. Но все зависит от того, как дальше будет развиваться следствие.
 
Голос Столицы