Борьба за долги ПриватБанка застопорилась из-за оговорки

Юристам придется через суд подтверждать ничтожность оговорки о запрете на споры.

Оспаривание держателями евробондов национализированного Приватбанка принудительной конвертации долгов в капитал банка, застопорилось. Как выяснили представители кредиторов, в документах, сопровождающих процесс обращения бумаг есть оговорка о запрете обращения в судебные инстанции с целью оспаривания действий Приватбанка или государства в лице любых его органов.

«Из-за наличия такой оговорки, возникли технические сложности при рассмотрении дел. Это преодолимо, но пока оговорка мешает быстрому продвижению процессов в международном суде», — отметил UBR.ua управляющий партнер адвокатского объединения «Suprema Lex» Виктор Мороз.

Оговорка о запрете обращаться в суд всплыла у адвокатов в конце января 2016 года, когда они искали правовые позиции по защите интересов держателей еврооблигаций. Она появилась в документах в 2015 году при проведении реструктуризации еврооблигаций (при размещении долговых бумаг в 2012 году таких оговорок не было). По словам адвокатов, документ подписывали британская компания, входящая в группу Приват — UK SPV Privat со своим доверенным управителем и Нацбанком.

«При реструктуризации обязательств, как одно из условий их выполнения со стороны Приватбанка, третьим лицом выступил Национальный банк Украины. Тогда и была подписана оговорка, запрещающая обращаться в суд или любым другим способом оспаривать любые действия Приватбанка или государства в лице любых его органов до осуществления полного погашения еврооблигаций. Насколько понимаю, такая оговорка была введена как дополнительная гарантия для Приватбанка», — объяснил Виктор Мороз.

Почему третьей стороной соглашения оказался НБУ юристы объяснить не смогли.

«Вопрос в том, как НБУ может выступать «неким гарантом» (точная позиция неизвестна) по облигациям одного частного лица перед другими частыми лицами, непонятно. Здесь стороны не до конца раскрывают все карты. Откуда там появился НБУ и на каком основании? Необходимо видеть точные формулировки документов», — подчеркнул UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Можно оспорить

В тоже время юристы уверяют, что сам по себе запрет на оспаривание кредитного соглашения противоречит действующему законодательству (как Гражданскому, так и Кодексу административного судопроизводства). Потому может легко быть признан ничтожным как в Украине, так и за границей.

«В целом норма, которая запрещает сторонам обращаться в суд по любому праву является ничтожной. Не только по нашем к праву, но также по английскому и кипрскому. Потому что судебная защита является неотъемлемой элементом права любого юридического или физического лица. Это нарушает как Конвенцию о защите права и основополагающих свобод, так и нашу Конституцию. С какой целью внесли оговорку — неизвестно: то ли сознательно, чтобы потом была возможность оправдываться, то ли в виде гарантии для защиты своих интересов. Но по любому праву, оговорка ничтожна», — отметил Кравец.

После получения судебного решения о ничтожности кредиторы могут свободно судиться с Приватбанком.

«Наше законодательство по вопросам международного частного права позволяет представителям английской стороны выйти на украинские суды. Будут ли они это делать — пока неизвестно. Поскольку присутствует риск, что наши суды все рассмотрят в пользу украинской власти. Кредиторы опасаются именно этого», — отметил Виктор Мороз.

Хотя юристы некоторые уверяют, что и в украинских судах можно выигрывать дела против Приватбанка (при судебном запрете на споры). «На судей, которые останавливали судебные процессы в отношении Приватбанка уже поданы жалобы. И сейчас Высший совет правосудия должен будет рассматривать незаконность их действий», — утонил Ростислав Кравец.

Но пока иностранцы не удостоверятся, что в Украине все-таки можно свободно судиться с Приватбанком, они вряд ли станут подавать иски в нашей стране.

А до этого будут стараться продавливать решения против него за границей, и добиваться ареста счетов. Что кстати им удается: напомним, что в январе 2017 г. европейский суд арестовал корсчет Приватбанка в Commerzbank AG с $17 млн.

ВИТА ФИЛОНИЧ, UBR