180 дней неизвестности: спасут ли донецкий Европромбанк

Почему НБУ не может определиться с судьбой небольшого учреждения ФПГ «Энергоимпекс».

Национальный банк Украины в ближайшее время должен решить судьбу небольшого Европейского промышленного банка, сокращенно – Европромбанка, входящего в донецкую ФПГ «Энергоимпекс» и связанного с угольными схемами. Правление НБУ обсуждало признание учреждения неплатежеспособным или же таким, которое соответствует законодательству Украины, в прошлый четверг. Но решение принято не было, так как банк оказался «сложным», а акционеры обещают спасти учреждение.

Европромбанк был зарегистрирован в 2008 году, с единственным отделением в центре Донецка, на небольшой улице Розы Люксембург. Неприметное финучреждение связывали, в том числе, с угольной промышленностью. По информации источников Forbes, через него могло проходить финансирование дотационных угольных предприятий.

Банк связывают с донецкой ФПГ «Энергоимпекс», дружественной Ринату Ахметову и принадлежащей бизнесмену Андрею Орлову – депутату V созыва от Партии регионов. Он специализируется на купле-продаже угля, экспорте кокса, транспортно-экспедиторских услугах и т.д.

Акционерами Европромбанка, согласно информации Национального банка Украины, значатся члены семьи бывшего депутата – О.О. Орлова (49,87% акций), Н.В. Орлова и В.О. Орлов (48,25% акций).

Отметим, что Орлов в свое время претендовал на предприятие «Макеевуголь», в сферу интересов предпринимателя входили ООО «Ресурсэнерготрейд», «Исида», ОДО «Шахта «Южнодонбасская №3», луганское ПАО «Стахановская обогатительная фабрика». В 2006 году «Энергоимпекс» продал акции шахт «Октябрьская» и «Добропольская» – покупателем выступил ДТЭК Рината Ахметова.

В соответствии с данными Агентства по развитию инфраструктуры фондового рынка Украины, банк бизнесмена сменил юридический адрес на улицу Саксаганского в Киеве. Но дела у учреждения шли сложно.

15 января 2015 года правление НБУ приняло постановление о признании Европромбанка проблемным. Следовательно, спустя 180 дней в учреждение должны были ввести временную администрацию – или же признать деятельность учреждения такой, которая соответствует законодательству Украины.

Причиной для объявления банка проблемным послужили нарушения в работе с кредиторами. Например, Европромбанку инкриминировался отказ возвращать межбанковский кредит Укрбизнесбанку. Погасить долг в размере около 8 млн гривен донецкий банк должен был еще в ноябре 2014 года.

Накануне объявления банка проблемным у него сократились высоколиквидные активы, остаток средств на корсчете составил всего 2,2 млн гривен. Был и дисбаланс между активами и пассивами: при обязательствах перед клиентами, подлежащих исполнению, в 255,7 млн гривен, поступления от возврата активов составляли лишь 158,4 млн гривен. Также НБУ посчитал рисковым кредит ООО «Южтрансбуд» в 52 млн гривен под обеспечение, оцененное всего в 36 млн гривен.

Акционеры пытались сделать все для спасения своего банка. По данным Forbes, активы Европромбанка на 1 января 2014 года составляли 866,8 млн гривен, на 1 октября 2014 года – 884 млн гривен, на 1 января 2015-го – 875,3 млн гривен, а к 1 июля 2015-го их объем составил 1 млрд гривен. 8 июля Орловы предоставили гарантийное письмо о подтверждении проведения в течение 15 дней собрания акционеров и увеличения уставного капитала на 85 млн гривен. Напомним, минимальный уставный капитал банка должен составлять 120 млн гривен, тогда как у Европромбанка на начало июля этот показатель составлял 89 млн гривен.

Между тем 67% кредитного портфеля банка составляют долги связанных лиц на сумму в более 670 млн гривен. Обеспечение по этим долгам – 309 млн гривен. Эта картина отчасти объясняет, почему в НБУ не могут принять решение относительно данного объекта. Напомним, промедление с принятием решения нарушает закон Украины «О банках и банковской деятельности», а именно 75-ю статью закона. В соответствии с ней НБУ обязан не позднее, чем через 180 дней после признания банка проблемным, принять решение о признании деятельности банка такой, которая соответствует законодательству, или же отнести учреждение к категории неплатежеспособных.

Например, для банка «Финансы и кредит» 180 дней истекли на прошлой неделе – но НБУ официально заявил, что банк может исправить ситуацию с неплатежами до конца августа. «Это предвзятое отношение. Иначе почему кому-то НБУ дает 20 дней, кому-то – 180 дней, а ради кого-то нарушает закон?» – указывает партнер компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Маргарита Ормоцадзе, ФОРБС