“Зеленский совершил преступление”. Какая ответственность ждет Зе за санкции против Гужвы и “Страны”

В пятницу СНБО ввел персональные санкции против главного редактора “Страны” Игоря Гужвы, а также против компаний-издателей “Страны”. В тот же день провайдеры заблокировали наш сайт. Поэтому сайт “Страны” переехал на новый адрес – https://strana.news.

Главный редактор Игорь Гужва уже заявил, что будет оспаривать санкции против себя в суде.

“Страна” опросила юристов, законны ли санкции против нашего главреда и издания и какие последствия для президента Владимира Зеленского могут наступить после этого противоправного во всех смыслах решения.

Елена Лукаш, экс-министр юстиции:

“Санкции – это мера принудительного воздействия на нарушителя правил, установленных законами.

Поэтому, в первую очередь, нужно задавать вопрос: какие именно установленные законом нормативно-правовые акты нарушило издание “Страна” и Игорь Гужва?

Игорь Гужва не мог нарушить никаких правил: он не проживает в Украине с 2018 года и, как преследуемое украинскими властями лицо, он получил политическое убежище в Австрии.

Этот статус обязывает, и, зная Гужву лично, я уверена, что его поведение носит правомерный характер.

Что касается самого издания, то законодательство Украины действительно предусматривает возможность прекращения работы СМИ, но только при наличии тяжких нарушений законодательства и только по решению суда.

Со “Страной” на СНБО произошла обычная внесудебная расправа, свойственная команде Зеленского.

Законных оснований для применения санкций к “Стране”, конечно, нет.

Закон прямо говорит, что санкции могут применяться к другим государствам, иностранным гражданам, юридическим лицам, которые находятся под контролем иностранного государства, нерезидентам и так далее, а также лицам, которые осуществляют террористическую деятельность.

Естественно, ни Игорь Гужва, ни “Страна” не осуществляют террористическую деятельность и применение к ним санкций я считаю вообще невозможным.

Это обычный акт цензуры и акт расправы.

Для тех, кто сомневается в том, так ли это, советую прочитать стенограмму заседания Верховной Рады от 2014 года, когда происходило голосование за закон о санкциях.

Там экс-премьер-министр Арсений Яценюк прямо говорит о том, что данный закон не будет распространяться на резидентов и граждан Украины. Он связан только с необходимостью блокирования вредоносного влияния иностранцев и лиц, находящихся под контролем иностранцев. И, кроме того, в закон не попал такой пункт, который разрешал бы прекращать или ограничивать деятельность СМИ, в том числе в сети интернет. Для этого есть правоохранительная система и суд.

Также оснований для блокировки провайдерами сайта “Страна.ua” до обнародования указа Зеленского о санкциях не было. Но вас вовсе же отключили, и, скорее всего, это произошло так же, как и с “Першим Незалежним”. Провайдеры получили угрожающие звонки или письма от СБУ, и, не желая иметь проблем с СБУ, в одностороннем порядке изменили условия действующих договоров и прекратили предоставлять указанные в договоре услуги, ограничив доступ к вашему сайту. Прецедентов таких было уже немало.

Конституция Украины четко предусматривает индивидуальный характер юридической ответственности. Поэтому, если применяется такая мера, как санкция, нужно понимать: что именно, когда, при каких обстоятельства, кем и где было нарушено, и как на это отреагировали компетентные органы государства.

В случае с Гужвой и изданием “Страна.ua” эта норма была проигнорирована. Они признаны виновными без суда, следствия, собранных доказательств вины и любых публичных обоснований.

Не сомневаюсь, что на вопрос о том, где же доказательства противоправной деятельности журналистов и издания, мы ответа не услышим. Прозвучит очередное вялое камлание о том, что, мол, “санкции мы приняли, потому что это мера политического воздействия. Мы считаем, что вы виновны, но в чем – не скажем. А доказательства в секретных папках, но мы вам их не покажем”.

Еще раз подчеркиваю. Вы как СМИ  не являетесь субъектом, который может попадать под санкции. Поэтому ваша задача – бороться, обращаться в Верховный суд и напоминать всем, что если бы не безнадёжно бездеятельная позиция Конституционного суда, мы бы уже давно услышали ответ на вопрос: конституционен ли закон о санкциях.

Также очень интересна позиция Верховного суда, с февраля никак не отвечающего на вопрос о правомерности огульной стрельбы  санкциями по политическим оппонентам Зеленского.

Вам сейчас придется работать и выживать в условиях правового беспредела, где абсолютно все силовые органы против вас, а их руководители являются членами СНБО, которые и ограничили вашу деятельность.

И не только вашу. СНБО ограничило право на информацию всех тех, кто читал “Страну”. То есть ущерб, причиненный подобным незаконным указом, касается не только вас, а очень широкого круга лиц – ваших читателей.

Граждане Украины были поражены в правах только потому, что Зеленскому страшно терять рейтинг, читать о себе правду, слышать критику и нести политическую ответственность за содеянное или отвечать на публично поставленные вопросы.

Страх породил беспредел.

На момент исполнения Зеленским полномочий президента Украины он пользуется иммунитетом, защищающим его от уголовного преследования, так что за этот правовой беспредел с ним пока ничего не случится. А после утраты статуса президента уголовная ответственность за преступные деяния очень даже может наступить.

В теории, персональная вина Зеленского в виде ответственности за подобные противоправные решения будет возлагаться лично на него, потому что именно он своим указом вводил в действие решение СНБО о санкциях.

Если сами члены СНБО еще смогут спрятаться друг за другом – мол, это коллегиальный орган и коллективная ответственность, – то Зеленскому прятаться не за кем.

Он поставил подпись под указом, хотя имел право этого не делать, и должностное преступление было закончено.

И, кстати, мне кажется, он прекрасно это осознает. Не зря был подан законопроект от “Слуг народа”, в котором депутаты предлагали парламенту изменить действующий кодекс об административном судопроизводстве и разрешить обжаловать не указ президента, а решение СНБО, выводя таким образом из-под персональной ответственности Зеленского.

Закон не прошел голосование, но он является показательным: его авторы понимают, чем чреваты беспредельные решения о санкциях для президента в будущем, и пытаются таким образом спасти своего вождя от возможных последствий.

Что самое печальное, даже в Третьем рейхе совершенно чудовищные нарушения, связанные с информацией и свободой слова, происходили на основании  принятых под это законов и указов. Жутчайшие нарушения прав человека регламентировались пусть отвратительными, но нормами права, принятыми специально под задуманные нарушения.

Зеленскому же море по колено, ему для обоснования собственных желаний не нужен ни один нормативно-правовой акт. Ему, как средневековому царьку, достаточно личной воли.

Зеленский и нормы права, как параллельные прямые, не пересекаются. Решение по “Стране” принято за гранью здравого смысла и всех действующих правовых норм, регулирующих свободу слова и презумпцию невиновности”.

Ростислав Кравец, адвокат:

“Для всех очевидно то количество прав, норм и законов, который Зеленский нарушил уже будучи на должности президента. Причем некоторые вещи уже зафиксированы решениями судов – и по санкциям, и по незаконному отстранению от должностей судей Конституционного суда.

Санкции в отношении “Страны” и Игоря Гужвы станут одним из пунктов обвинения, если следующий президент или следующий премьер-министр (неизвестно, останется ли Украина президентско-парламентской республикой) решит его преследовать.

Подобные действия президента говорят о том, что он не соблюдает прямые нормы Конституции, не выступает гарантом Конституции и гарантом соблюдения прав человека в стране. К сожалению, за все это в ближайшее время, вероятно, придется отвечать рядовым налогоплательщикам, когда издание “Страна”, в отношении которого введены санкции, обратится в суды и в международные инстанции, и обоснованно затребует выплат компенсаций за нарушение своих прав.

Я не ожидаю быстрых юридических последствий для Зеленского. Тем более, мы видим, что все наши обычно “взволнованные” партнеры об этом молчат. Это выглядит еще более цинично, когда на “Крымской платформе” мы говорим о правах человека, о соблюдении свободы слова, и тут же получаем абсолютно противоположный эффект в стране и совершаем противоположные действия.

Обществу так и не сообщили, с чем связано введение санкций, что именно нарушила “Страна”, какие законы преступила она и непосредственно главред. Когда СНБО вводит санкции в отношении конкретного человека, должны быть конкретные нормы, которые он нарушил. Потому что ответственность в соответствии с Конституцией является индивидуальной. Поэтому если мы говорим о нарушении редакционной политики или о нарушении Игорем Гужвой норм закона – это надо прямо указывать. А просто ссылаться на какие-то служебные записки от СБУ – это не несет под собой каких-то юридических последствий.

Если у СБУ есть какие-то претензии к Гужве или издателям “Страны”, у них есть механизмы законного влияния: возбуждение уголовных дел, открытые обращения в соответствующие компетентные органы, которые предоставляют те или иные лицензии.

На сегодняшний момент мы этого не видим ни в одном деле, которое касается санкций. Даже по делам “воров в законе”. Если человек что-то нарушил, то пожалуйста, привлекайте его к уголовной ответственности, а не вводите непонятные санкции в отношении него и его семьи.

Просто так назвать человека вором или преступником – это возвращение к эпохе Советского Союза, когда диссидентов просто высылали из страны. Если мы идем к демократически правовому обществу, это неприемлемо. Каждый имеет право на свою точку зрения.

Я более чем уверен, что суды против СНБО вы выиграете. Единственный вопрос – когда. Потому что исходя из примера предыдущих судов, касающихся санкций, мы видим, что судьи запуганы, ГБР выступает против судей, которые принимают законные решение и возбуждают уголовные дела. Пока что ситуация в Украине такова, что даже выиграв суды, это ровным счетом ничего не даст издательству, чтобы его действия были разблокированы, потому что появится новое постановление, которое ограничит ваши права.

Выиграв это дело, даже если каким-то чудом это произойдет в течение двух месяцев, как это и предусмотрено Кодексом административного судопроизводства Украины, я уверен, что против вас будут введены новые санкции. Это может продолжаться до бесконечности.

Если взять пример введения других санкций, я считаю, что “Страна” может уже сегодня обращаться и в тот же ЕСПЧ, указывая на отсутствие эффективных способов защиты внутри Украины. И я более чем уверен, что ЕСПЧ, несмотря на то, что еще нет решений украинских судов, вероятнее всего, откроет дело. Так как то, что сегодня происходит со свободой слова в Украине – неприемлемо.

Действующая власть просто как в тех мемах поняла: “А что, так можно было?”. У нас есть псевдогражданское общество – различные организации, которые спонсируются силовыми блоками, иностранными правительствами, так называемые “соросята”. Что касается украинцев – они очень пассивны и на это не реагируют. А пока те организации, которые финансируются из-за рубежа, не получат от своих спонсоров конкретных команд, ничего не сделают. Но эти команды могут так поступить в любой момент, когда нужна будет смена Зеленского на кого-то еще более лояльного к ним”.

Артём Захаров, адвокат:

“Это уже вторая серия санкций, вторая идет вразрез с законом. Сам по себе закон о санкциях существует со времен Порошенко – по моему мнению, его давно надо проверить на предмет конституционности. Это во-первых. А во-вторых, этот закон не имеет ничего общего с применением санкций к гражданам Украины и украинским юридическим лицам. Лазейка, которую пытаются использовать в этом законе, – размытая формулировка в перечислении оснований для введения санкций. Но формулировки в части применения этих санкций совершенно четкие. Часть 3 ст. 5 закона не дает возможности вводить санкции против граждан и юрлиц Украины. То есть, санкции против “Страны” и Игоря Гужвы не отвечают закону.

Оценивать юридическими терминами политические решения очень сложно. Считаю, оценку этому должен дать суд. Поскольку ни вы, ни я не видим юридических оснований для введения санкций – мы видим только политические заявления от госорганов и должностных лиц. Сложно сказать, какие основания и есть ли они вообще. Мы постоянно сталкиваемся с заявлениями госорганов о том, что кто-то преступник, а в суде оказывается, что никаких доказательств нет – одни домыслы.

Очевидно, что блокировка “Страны” – политическое решение. Этот кейс будет тестом для судебной системы Украины – способна ли она выдать объективное судебное решение, которое защитит права граждан, журналистов и интересы общества. Пока санкции – это просто мнение группы лиц. И по сути, и по форме.

Информационные и репутационные последствия для Зеленского после санкций против “Страны” возможны. Санкционные действия прямо направлены на свободу слова, наносят ущерб журналистской деятельности. История показывает, что это никогда хорошо не заканчивалось. И последствия уже есть. На любое действие есть противодействие. Шаги президента будут оценивать как в Украине, так и за ее пределами. Повлечёт ли это политические последствия? Очевидно, они будут.

Издание “Страна” с большой долей вероятности выиграет суд по делу о санкциях. Я сильно сомневаюсь в полноте доказательной базы СБУ, на основании которой эти санкции ввели. На своем опыте в подобных ситуациях я видел массу искаженных сведений, непроверенной информации и слухов. Только в суде можно проверить каждый тезис обвинения. Вполне возможно, что там – пустота.

Понятно, что судебный процесс может затянуться надолго. Но по закону подобные дела должны рассматриваться быстро – в течение 3-4 месяцев нужно получить результат. Но на практике можно манипулировать и затягивать процесс на несколько лет. А четкого механизма, как и когда могут быть сняты санкции во внесудебном порядке, в Украине нет”.

Виталий Сердюк, адвокат:

“Законодательство прямо запрещает использовать санкционный инструмент против граждан Украины. Соответственно, любые санкции, введенные через аппарат СНБО и подписываемые президентом против наших украинских граждан, априори незаконны.

Такие действия членов СНБО, а также президента, образуют собой правонарушения, предусмотренные целым рядом статей Уголовного кодекса Украины. В частности, злоупотребление служебным положением со стороны непосредственно членов СНБО, превышение служебных полномочий, внесение заведомо неправдивых сведений в официальный документ (366 статья УК – служебный подлог) и сопутствующие нарушения – в зависимости от негативных последствий санкций.

Самая большая проблема механизма СНБО – личная ответственность президента. Основная социальная, гражданская, конституционная цель президента – быть гарантом соблюдения того объема прав человека в Украине, которые предусмотрены Конституцией, законодательством и Конвенцией по правам и свободам человека.

Страшнее всего, что президент Украины сам возглавил антиправовую процессию по нарушению гражданских прав и свобод. Сам возглавил внесудебный способ расправы с теми или иными лицами, которые каждую пятницу попадают под санкции. Это недопустимо с точки зрения закона и здравого смысла, когда гарант Конституции становится ее главным нарушителем.

Что касается санкций против журналистов и СМИ – это прямое нарушение статьи 15 Конституции, которая запрещает цензуру. Кроме того, подобные действия образуют состав преступления, предусмотренный статьей 171 УК – препятствование журналистской деятельности.

То есть, подписывая указ о санкциях против Игоря Гужвы и “Страны”, президент совершает преступление.

Я уверен, что ответственность за содеянное для СНБО и Зеленского наступит с окончанием его президентского срока. Конкретная мера наказания – уже вопрос к составу суда, который будет рассматривать это дело. Пока что Конституция  дает Зеленскому иммунитет от предусмотренной законом ответственности, так как он действующий президент. Но состав преступления группы лиц, входящих в состав СНБО во главе с президентом, здесь для меня очевиден”.

Денис Ярославский, управляющий партнер юридической компании:

“Зеленский впервые начал применять санкции СНБО в таком масштабе, как сейчас.  Предыдущие президенты даже не понимали, что есть такой непонятный рычаг давления, который можно использовать налево и направо. Для меня стало откровением, когда СНБО по письму СБУ заблокировало три телеканала. То есть, не было предъявлено обвинений в финансировании терроризма – их просто выключили, не предоставив доказательной базы. Дальше беспрецедентный случай был, когда по письму СБУ заблокировали канал “Перший Незалежний”.

Такие два примера дали понять, что и в дальнейшем власть будет использовать механизм СНБО абсолютно необоснованно и противозаконно. То есть, позиция у власти такая: мы принимаем незаконное решение, а вы уже потом можете обжаловать его законным способом в суде. К сожалению, на обжалование этих процессов в Украине может уйти до двух лет. А в европейские суды вы не можете обратиться, пока не пройдете все украинские инстанции. То есть, можно бороться с СНБО в юридической плоскости, но это ничего не изменит – на это и расчет.

За два года, пока вы будете судиться, по факту, вы уже теряете аудиторию, вас блокируют. Это препятствование не только журналистской деятельности, а и предпринимательской, потому что вы являетесь налогоплательщиками на территории Украины.

По сути, на сегодняшний день нарушена презумпция невиновности – раз. Вас уже наказали, не доказав вашей вины. Во-вторых, это все сделано без решения суда. В-третьих, никто не предъявляет доказательную базу. Мотивация в духе “вас закрыли, потому что вы пропагандисты” – это подавление инакомыслия, нарушение законодательства и Конституции Украины.

Санкции СНБО – это шоу. Любое шоу, – а команда президента родом из шоу-бизнеса и настроена на управление эмоциями, – имеет краткосрочную эмоциональную вспышку. Например, когда вынесли первые решения о блокировке трех каналов – это вызывало серьезный ажиотаж. Но эта вспышка проходит очень быстро. И когда СНБО в очередной раз, уже в случае со “Страной”, не показывает никакой доказательной базы к своим решениям, у многих людей возникают обоснованные подозрения: идет расправа с инакомыслием. По крайней мере, уже на кейсе “Страны” и телеканала “НАШ” все это четко понимают.

После того, как в СНБО начали выборочно заниматься контрабандистами, виолончелистами и прочими велосипедистами, для меня уже стало все ясно. СНБО превратилось в инструмент для решения исключительно каких-то коммерческих вопросов. То есть с помощью СНБО идет передел рынка, заставляют тех или иных людей “прийти на поклон”.

Вся эта истерия с раздачей санкций – прежде всего репутационные потери для самого СНБО и для власти.

Когда Зеленский уже уйдет из власти, следующий президент может использовать инструмент СНБО против него. СНБО – это коллегиальный орган, который солидарно несет ответственность за свои решения. Если решения нынешнего состава СНБО нарушают Конституцию и украинское право, то следующий президент и следующий состав СНБО вполне может ввести санкции против предыдущей власти. Я в этом более чем уверен.

Пострадать может как Зеленский, так и его бизнес. Так и будет. Если докажут, что “Квартал 95” продавал в обход санкций через посредника сериалы в Россию, можно привлечь за торговлю кинопродуктом с агрессором.

На сегодняшний день рычаг СНБО используется с четким нарушением Конституции Украины. По факту, использовать СНБО нужно было, когда “зеленые человечки” вошли в Крым. Этот орган существует именно для таких вещей, но не для того, чтобы блокировать СМИ”.

СТРАНА

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх

Заказ обратного звонка