Судебное возмездие

Оспаривание кредитного договора будет стоить заемщикам ареста и взыскания залога.

Банкиры, уже не первый год обивающие пороги чиновников и выпрашивающие себе привилегии в борьбе с должниками-заемщиками, на прошлой неделе смогли достучаться до сердец законодателей. Верховная Рада приняла в окончательном чтении закон, защищающий права кредиторов. Он не только прикрывает сразу несколько лазеек, при помощи которых недобросовестные неплательщики увиливали от погашения долгов, но и ставит под удар добросовестных граждан, которые перед финансистами ни в чем не провинились.

Залоги арестуют

Главная новация закона касается оспаривания заемщиками кредитных договоров и договоров залога. С 2008 г. это любимый прием компаний-должников: как только они решают не платить по кредиту, то тут же выискивают юридическую неточность в одном из банковских договоров и начинают его полномасштабное оспаривание в судах всех инстанций.

Пока тянется эта тяжба, компания-заемщик успевает перерегистрировать заложенное банку имущество на нового собственника, а иногда и продать его. К моменту окончания всех судебных споров кредитору уже нечего взыскивать с оборотистого клиента.

Принятый на прошлой неделе закон №11029 («О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно выполнения хозяйственных обязательств») сводит на нет эту отточенную схему. Как только в суд поступает иск о признании недействительным кредитного соглашения или договора залога, он может тут же наложить арест на заложенное имущество (после получения соответствующего ходатайства от кредитора).

При этом судья должен рассчитать и утвердить окончательную сумму задолженности, которую впоследствии пенями и штрафами не сможет увеличить кредитор и уменьшить ходатайствами заемщик. Сразу после признания недействительным договора залога либо кредитного соглашения начинается отсчет времени. Если в течение 30 дней после этого заемщик не гасит кредитору утвержденную судом сумму долга, то кредитор автоматически получает право взыскать арестованный залог.

«Арест снимается только после погашения задолженности перед кредитором в определенном судом размере», — уточнил «ДС» советник адвокатского объединения Arzinger Александр Плотников. Банковские юристы считают, что законодатели идеально выверили соотношение интересов и рисков кредиторов и заемщиков.

«Ведь кредитор в ходе судебного разбирательства не лишается обеспечения, а заемщик автоматически обязывается погасить задолженность кредитору», — отметил в беседе с «ДС» ситуацию директор департамента правовой защити АО «Эрсте Банк» Александр Ярецкий.

Впрочем, новые правила оспаривания кредитных договоров только на первый взгляд направлены исключительно против компаний-манипуляторов, оставляющих с носом финансистов.

«После первого чтения в законе было четко указано, что наложение ареста на имущество происходит только в случае, если заемщиками являются юридические лица и физлица-предприниматели. Но ко второму чтению были внесены изменения, и теперь эти нормы распространяются и на физических лиц», — сказал «ДС» старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Причем рядовые граждане могут попасть под удар при оспаривании кредитных соглашений, даже не занимая денег у банков. «В последнее время мы все чаще сталкиваемся со случаями подлога либо подделки мошенниками подписей собственников залогового имущества. Больше всего проблем из-за нового закона возникнет именно у залогодателей, фактически не являющихся заемщиками. Совершенно не ясно, как им вернуть обратно свое имущество», — заметил г-н Кравец.

Расходы заемщика сократят

Новые правила судебных споров — не единственное ноу-хау авторов закона №11029. Этим же документом они обязали юрлиц-заемщиков, находящихся в процессе санации, согласовывать с кредиторами все действия с имуществом (если займы обеспечены залогами). «Беда закона заключается в том, что он принят очень поздно. По сути, после истечения сроков исковой давности по договорам, заключенным в предкризисные годы, и после того, как большинство желающих обанкротиться выполнили все необходимые для этого процедуры», — сказал «ДС» партнер юрфирмы «Ильяшев и Партнеры» Максим Копейчиков.

Хотя бы отчасти финансистов должны утешить два новых процедурных момента, оговоренных в законе. Во-первых, документом упраздняется экспертиза для определения финансового состояния должника. «Она сегодня существенно затягивает процедуру банкротства компаний», — отметила заместитель директора юридического департамента ПАО «КБ «Пивденкомбанк» Юлия Захаренкова. Во-вторых, арест, накладываемый судом на заложенное по кредиту имущество, распространяется не только на сам залог, но еще и на все текущие счета должника (заемщиков, оспаривающих кредитные договоры).

«В том числе и на те, что будут открыты заемщиком после вынесения государственным исполнителем постановления об аресте имущества. Хотя при этом не установлен способ получения банком, в котором открывается счет, информации о наложенном аресте, что, в свою очередь, делает данную норму недейственной при решении проблемы взыскания задолженности», — сказал «ДС» заместитель председателя правления ПАО «Энергобанк» Андрей Мойсеенко.

 kreditny_portfel

Лишь одно нововведение в новом законе направлено на защиту прав заемщиков. Это правило, ограничивающее максимальную стоимость организации и проведения торгов заложенным имуществом. Если сейчас она не может превышать 15% стоимости залога, то по новому закону не должна быть выше 5%. При этом законодатели не поменяли расценки на услуги госисполнителей: как и прежде, те продолжат получать 10% стоимости реализованного имущества.

Впрочем, даже это позволит хотя бы отчасти снизить потери горе-заемщиков, которые сегодня теряют после кредитных тяжб до 25% стоимости залога. «Но и этот момент в законе не описан до конца. Там не говорится, что делать, если затраты на продажу залога превысят предлагаемый лимит в 5%», — отметил Ростислав Кравец.

Финансисты ожидают подписания закона Президентом уже в ближайший месяц. Ведь он полностью ложится в канву заявлений по борьбе с теневой экономикой и кредитным мошенничеством. И призван активизировать кредитование банками отечественной экономики.

Елена ЛЫСЕНКО, «Деловая столица«