Реструктуризация кредитов: pro et contra

Закон о реструктуризации обязательств по потребительским кредитам в иностранной валюте (законопроект № 1558-1), который был принят 2 июля, вызвал противоречивые эмоции, неоднозначную реакцию общества и экспертов.

Многие просят Президента ветировать Закон (в том числе и банковское сообщество), считают его дискриминационным и ожидают крайне негативных последствий в случае его вступления в силу, вплоть до развала экономики. Часть специалистов уверяет, что банковская система вовсе не пострадает, поскольку таких кредитов осталось мало.

ЮРЛИГА узнала мнения юристов, которые представляют противоположные стороны в ситуации с реструктуризацией кредитов.

Надежда Рыбальченко, юрисконсульт АО «Национальная правовая палата»:

«Впервые официальное сообщение о том, что Комитет по вопросам финансовой политики и банковской деятельности ВР рекомендует принять за основу проект закона № 1558-1 «О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте», появилось 20 марта 2015 года и подразумевало, что законопроект в перспективе станет базой для более широкого обсуждения и поиска компромисса. Сам компромисс пытались найти более года, и как можно заключить из анализа законопроекта — попытка оказалась неудачной.

В поисках баланса между интересами людей, которые стали заложниками курсовых колебаний, и сложностями банковской системы, в результате парламентариям удалось принять настолько несбалансированный документ, который еще более расшатает и без того нестабильную финансовую систему и вынудит заплатить за эту инициативу средствами государственного бюджета, а значит деньгами другой части людей — обычных налогоплательщиков.

Если говорить о законопроекте № 1558-1 исключительно с правовой точки зрения, то выполнение его норм косвенно впоследствии будет связано с необходимостью со стороны государства выполнения норм Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц». Кроме того, положения законопроекта № 1558-1 вступают в прямую конфронтацию с нормами других действующих законодательных актов. В частности, вопросы договорных отношений субъектов хозяйствования в первую очередь регулируются Хозяйственным и Гражданским кодексами Украины, согласно которым стороны самостоятельно определяют степень ответственности при заключении договора. Таким образом, пересмотр обязательств, внесение дополнений и изменений, таких как, например, реструктуризация задолженности по кредитному договору, решаются непосредственно между сторонами, то есть, кредитором и заемщиком.

Кроме того, нормы законопроекта № 1558-1 нивелируют также такие законы, как «О банках и банковской деятельности» и «О защите прав потребителей», которыми также гарантирована самостоятельность банков в вопросе ведения собственной кредитной политики, определения условий размещения средств и займа, процентных ставок по таким операциям.

Подобные нормы о невмешательстве государственных органов закреплены также в Меморандуме об экономической и финансовой политике, который принят Президентом Украины, Кабинетом Министров, Минфином и НБУ 18 августа 2014 года в целях сотрудничества с МВФ. К примеру, пунктом 8 данного Меморандума государство гарантирует сохранение стойкости банков, а пунктом 14 предусматривает принятие специального закона для реструктуризации исключительно ипотечных займов в иностранной валюте, но только при условии тщательного анализа финансового состояния заемщиков и предварительного согласования ситуации с банками. Именно пренебрежение этими нормами и вызвало возмущение со стороны международных партнеров Украины после голосования ВР за законопроект № 1558-1.

Также хотелось бы отметить очень важную деталь всего шумного процесса вокруг принятия законопроекта № 1558-1: принимая одни законы в угоду социальным настроениям общества, нельзя пренебрегать нормами остального законодательства. Это угрожает эффективному функционированию всей правовой системы, которая в Украине и так далека от сбалансированности».

Национальный банк не раз высказывался, что принятие законопроекта 1558-1 будет иметь разрушительный характер для финансовой и банковской системы. По мнению регулятора, если все кредиты, предоставленные физлицам-резидентам в иностранной валюте конвертировать в гривню по курсу 5,05 грн./долл. США, то банковская система понесет убытки в сумме около 100 млрд. грн.

«Реализация указанных положений приведет к тому, что банковская система утратит способность придерживаться обязательных нормативов капитала, что приведет к необходимости немедленной капитализации банковской системы, в том числе государством через рефинансирование, а это дополнительная существенная нагрузка на государственный бюджет. Такие нововведения приведут к массовому отнесения банков к категории неплатежеспособных, увеличению расходов Фонда гарантирования вкладов физических лиц», — говорится в сообщении НБУ, который считает, что урегулировать данный вопрос необходимо исключительно на добровольных и договорных началах.

Ростислав Кравец, адвокат, старший партнер АК «Кравец и партнеры»:

«Законопроект № 1558-1, на мой взгляд, единственный за последние 7 лет, предложивший реальный механизм погашения валютных кредитов. И при этом без перекладывания ответственности на государство, против чего выступал МВФ, и фактически дающий шанс заемщикам погасить долги, а государству не потерять ни копейки и свободно вздохнуть, предоставив возможность реальному сектору экономики выйти из тени.

Единственных, кого он не устраивает, — это банки, желающих получить прибыли в 1000% вместо 100%, и приближенных к ним депутатов, наживающихся на проблемах валютных заемщиков. Ведь абсолютно объективно можно сказать, что сегодня для банка вопрос стоит не в возврате средств, а исключительно в размере получаемой прибыли. Большинство этих псевдовалютных кредитов уже давно возвращены финучрежедениям и сегодня стоит вопрос только в размере полученной сверхприбыли.

Ведь даже в случае получения реальной валюты на руки в дальнейшем 95% этих средств оставалось в стране и обменивалось в тех же банках на гривню. Именно банки распоряжались полученной валютой, в своих интересах привлекая ее за границей и размещая в Украине с рентабельностью, в несколько раз превышающей заграничные проценты.

В отношении же самого принятого закона можно отметить, что его действие распространяется исключительно на взаимоотношения, возникшие между заемщиками физлицами-резидентами Украины и банками, а также другими финучреждениями и лицами, которым переуступлены права по потребительским валютным кредитам. При этом его действие не распространяется на физлиц-предпринимателей, юрлиц и кредиты, выданные для развития бизнеса, чем ранее довольно удачно манипулировало банковское лобби в парламенте, стеная о развале экономики.

По данным НБУ, доля потребительских валютных кредитов не превышает 15 млрд.грн. И в данном случае речь идет исключительно о фактической прибыли финучреждений. Откуда появилась цифра 100 млрд. грн. — не совсем понятно. Хотя, на мой взгляд, сумма непогашенных валютных кредитов является, даже исходя из февральских данных НБУ, сильно завышенной, и не включает в себя те дисконты, с которыми банки перекупали кредиты у других финучрежедений. Сами дисконты в среднем составляли порядка 90%. Поэтому и проблема потребительских кредитов для экономики сильно преувеличена и абсолютно не соответствует действительности. Тот же Фонд гарантирования вкладов на сегодня даже работающие кредитные обязательства продает со значительными дисконтами.

Поэтому, на мой взгляд, вся эта шумиха инициирована исключительно с целью получить как можно больше прибыли и не уплатить с нее налоги».

По информации веб-сайта Верховной Рады, сейчас Закон о реструктуризации готовится на подпись.

ЮРЛИГА